программа: Повестка дня
14:10, 25 февраля 2013

Страшилки о маньяках для детей: спасение или стресс на всю жизнь?

Внимание, весеннее обострение! Следственный комитет призывает родителей и учителей предупредить детей об активизации психопатов, в том числе насильников и маньяков. Что следует сказать маленькому человеку, чтобы он был осторожнее, но не начал бояться людей? Этот и другие вопросы Владимир Аверин и Наталья Мамедова обсудили со слушателями радио "Вести ФМ".

Мамедова: Сегодня Следственный комитет сделал заявление для родителей и учителей о психопатах (среди них и маньяки, и педофилы). У них началось сезонное обострение. Сейчас надо быть внимательнее к детям, не пускать их одних даже по тем маршрутам и местам, которые кажутся безопасными, и главное – объяснить детям, что это за опасность. Насчет "не пускать ребенка" - по-моему, здесь все ясно, вопросов никаких, не пускать – и все, опасное время и так далее. А вот как объяснить? Какими словами объяснить? Напугать, рассказать массу деталей, о которых невинное дитя просто не подозревало, что так жизнь устроена? И масса, масса других сомнений. У нас сегодня даже не вопросы к вам, к нашей аудитории. Давайте посоветуемся, как объяснить? Спасибо Следственному комитету, который называет вещи своими именами. Врачи, психологи, психиатры (одним словом, специалисты) подтверждают, что действительно есть такое явление – весеннее обострение, активизируются все маньяки, насильники и так далее. Надо как-то детей обезопасить. Какой рецепт?

Аверин: Я понимаю, я скажу вещи, наверное, страшные для тех, у кого есть маленькие дети, и для тех родителей, которые переживают, слыша отовсюду, из всех регионов страны эти безумные новости, что там, здесь маньяк, еще что-то. Но все равно количество умалишенных и количество маньяков примерно одинаковое в каждой популяции и в каждое время.

Мамедова: Да, оно достаточно стабильно.

Аверин: Мое детство прошло, видимо, в то время, когда тоже были какие-то маньяки, и тоже совершались какие-то преступления в отношении детей. Но такого информационного фона, когда каждый Божий день я слышал, что там, здесь что-то такое произошло, не было. Соответственно, мои родители совершенно не были этим озабочены. Я гулял во дворе (или не во дворе, а подальше от двора) с утра до ночи. На даче мы с ребятами тоже бегали по окрестным лесам и полям, играли в войнушку и что-то еще. И никто нас не предупреждал, что если где-то на обочине появится какой-то дяденька, то ни в коем случае нельзя подходить к нему. И я вырос человеком с открытым сердцем, человеком, который доверяет людям. И сегодня, когда еще и Следственный комитет начинает предупреждать меня: "Проведите беседу с ребенком. Объясните, как страшны все незнакомцы, куда нельзя подходить, с кем нельзя разговаривать или что-то еще", во мне борются две позиции. С одной стороны, в силу того, что я работаю здесь и, как все остальные, слышу эти новости, я знаю о реальных жертвах. Мне безумно жаль этих детей и их родителей, их близких. Я ненавижу тех людей, которые совершили против них преступление. Но с другой стороны, я все время думаю, а каким вырастет маленький человек, если ему с раннего детства начинают говорить, что все, кто тебя окружают, являются источником потенциальной опасности?

Полностью слушайте в аудиоверсии.