Реплика Максима Кононенко на “Вестях FM”.

Могла ли балерина Матильда Кшесинская подумать, что через 100 лет после ее окончательного отъезда из Петрограда ее имя станет одним из самых популярных слов русского языка? Во-первых, так зовут нынешнюю жену Сергея Шнурова. А во-вторых, так называется посвященный Кшесинской фильм, который еще никто не видел, но про который все всё уже знают.

Против “Матильды” проходит молитвенное стояние в Кадашах. Прокуратура Симферополя предписывает кинотеатрам снять с показа трейлер картины. Прокуратура Крыма указывает прокуратуре Симферополя на недопустимость самоуправства. В продажу поступает книга “Ложь Матильды”, посвященная фильму, который не могли видеть ни читатели книги, ни сам ее автор. В Екатеринбурге начинаются съемки разоблачительного телефильма с таким же названием. Власти некоторых регионов требуют не выдавать прокатное разрешение на их территориях. Министерство культуры сначала вроде бы обещает прислушаться, а потом отвечает, что прокатное удостоверение выдается только на всю страну целиком. Правнук повара царской семьи уверенно утверждает, что, во-первых, император никогда не заходил за театральные кулисы, а во-вторых, что балетный костюм никогда не надевается на голое тело. Партия “Коммунисты России” в случае запрета собирается распространять фильм подпольно на DVD-дисках.

Все эти события произошли буквально за последние 10 дней, и становится очевидно: напряжение вокруг еще не вышедшего фильма начинает выходить за рамки противостояния возглавляемой одним депутатом Государственной Думы группы активистов и кинематографа как такового. Кинематограф тут уже ни при чем. В самом обществе назревает раскол. И преодолеть этот раскол — наша задача.

Сделать это совершенно несложно. Дело в том, что у нас с вами глубокие исторические традиции всенародных денежных сборов. Мы собирали на народное ополчение Минина и Пожарского. Собирали на войну с Наполеоном. На храм Христа Спасителя собирали. На памятник жертвам репрессий. Мы умеем собирать деньги, и для тех из нас, кто считает, что какому-нибудь фильму не место в современном русском культурном контексте, добиться этого не составит никакого труда. Надо просто компенсировать создателям фильма потери. То есть собрать столько денег, сколько смог бы собрать этот фильм в национальном прокате. И выкупить у авторов все копии и оригиналы.

А дальше уж - как угодно. Можно сжечь и развеять пепел над Волгой. А можно, наоборот, порезать ножницами и закопать в землю где-нибудь в русской степи. И тогда все будут довольны. И общество снова станет единым.