Этой ночью в Тбилиси полиция жестоко подавила митинг оппозиции, требующей отставки президента Саакашвили. Спецназ применил против демонстрантов слезоточивый газ, дубинки и водомёты. С обеих сторон есть пострадавшие и, по некоторым данным, жертвы. Сотни человек арестованы. Почему митинг подавили так жестоко? Как на это должны реагировать российские власти? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Шафран: Прямо сейчас с нами на связи наш корреспондент в Тбилиси Василий Матуа. Доброе утро, Василий!

Матуа: Доброе утро!

Соловьев: Василий, скажите, пожалуйста, Вы лично были задержаны или нет?

Матуа: Нет, лично меня не задерживали, и вокруг меня журналистов, тех, которые находились около меня, о которых я могу говорить с полной достоверностью, тоже не задерживали. Но факты избиения журналистов происходили на моих глазах. Мне самому пришлось спасаться бегством. Такое было.

Соловьев: Скажите, пожалуйста, Василий, а из-за чего все началось? То есть, кто эта оппозиция, чего хотят эти люди? Вот изначально, митинг оппозиции, который был разогнан, чего хотели эти люди? Против чего они выступали?

Матуа: Если ранее митинги оппозиции (я не имею в виду не только партию Бурджанадзе, а имею ввиду другие партии, проводившие подобного рода акции) и их требования представляли собой пакет каких-то вопросов, некоторые предлагали или требовали отставки Саакашвили, улучшения условий жизни населения и прочее. Этот митинг ставил перед собой только лишь одну цель и одно требование - это отставка президента Михаила Саакашвили, поскольку считали, что именно в нем заключено главное зло сегодняшней Грузии.

Соловьев: Что им не нравится в кандидатуре Саакашвили, почему они не могут дождаться времени легитимных выборов и вести обычную политическую работу?

Матуа: На этот вопрос, наверное, можно ответить словами Нино Бурджанадзе или других лидеров. Они говорили о том, что если ждать еще 2 года, то спасти страну уже будет невозможно. Это и неправильный внешнеполитический вектор страны, это и ухудшение положения населения, доведенное до крайности, до нужды. И много еще чего. Вот здесь уже можно говорить о целой группе претензий или целом пакете претензий, предъявляемых митингующими президенту Саакашвили.

Соловьев: Как много было митингующих ночью?

Матуа: Вы знаете, сказать трудно, поскольку не было верхней точки, выражаясь языком телеоператоров, чтобы точно подсчитать, но можно говорить о цифре от 2 до 3 тысяч человек, собравшихся перед зданием парламента.

Соловьев: Люди были вооружены? И кто это были: мужчины, женщины, средний возраст, агрессивные молодчики, ищущие повод разобраться со всеми? Кто там был?

Матуа: Вы знаете, говорить о том, были ли они вооружены, тут смотря как трактовать слово "вооружены". Некоторые из митингующих имели при себе древки от флагов без самих полотнищ, поэтому, наверное, можно считать, что да, эти люди были вооружены.

Соловьев: Сейчас в эфире Шота Горгадзе, который после своих комментариев на события в Осетии был объявлен в Грузии персоной нон грата. Шота, доброе утро!

Горгадзе: Доброе утро!

Соловьев: Шота, скажи, пожалуйста, что происходит сейчас в Тбилиси? Какие твои ощущения, знания и понимания происходящего?

Горгадзе: Просто Саакашвили наконец-то показал всему народу свое лицо. Не следует забывать следующее - именно президент Саакашвили пришел к власти таким путем, то есть люди митинговали и Шеварднадзе не пролил крови, после чего он ушел в отставку и Саакашвили стал президентом. Понимая это, Саакашвили применяет силу и делает все возможное для того, чтобы мирными демонстрациями его не вынудили уйти в отставку.

Соловьев: То есть во многом это напоминает ситуацию России 1991-93 года, когда провал ГКЧП, когда они отказались применить силу, научил Ельцина расстрелу Белого дома. То есть, бывший демократ с радостью применяет силу, когда речь идет о необходимости самому удержаться у власти?

Горгадзе: Конечно. Кроме того, слушая корреспондента "Вестей ФМ" про флагштоки, которые были в руках у митингующих, видимо, они должны были взять в руки розы для того, чтобы у Саакашвили сработал рефлекс и он начал улыбаться и вышел бы к людям.

Соловьев: Да, тогда была "революция роз".

Горгадзе: Тогда была "революция роз", приведшая его к власти. И еще, почему бы не посоветовать глубокоуважаемой госпоже Алексеевой собираться около парламента Грузии каждый раз 31 числа, пусть попробует, потому что все время возмущается, насколько в России ущемляются права человека, в том числе и на свободу высказывания мнения при собраниях и митингах. Так попробуйте в Грузии, вкусите всю прелесть прозападной демократии и почувствуйте разницу.

Соловьев: Можно ли назвать госпожу Бурджанадзе и ее взгляды пророссийскими? Потому что многим кажется, что сейчас оппозиция - это чуть ли не рука Кремля?

Горгадзе: Вот в этом-то как раз беда сегодняшней политической ситуации в Грузии, что как таковой оппозиции, которая была бы настроена на дружбу с Россией, а я именно в этом вижу будущее и нашей страны, и моей исторической Родины в том числе, потому что мы не можем быть врагами - исторически так сложилось. Так вот, ни одна оппозиционная партия Грузии не настроена на конструктивный диалог по сближению позиций с Россией, то есть, Михаил Саакашвили ничего хорошего на сегодняшний день во внешнюю политику Грузии не принес. Но те, которые собираются прийти к власти, среди них есть и более радикально настроенные люди, которые высказывали в том числе и свои претензии во время митингов, почему Саакашвили не пошел до конца в Осетинской войне.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".