Московские власти решили закрыть вещевой рынок на территории спорткомплекса "Лужники". Проверки на рынке выявили многочисленные нарушения санитарных норм, земельного, миграционного, трудового законодательства. Вы поддерживаете или нет продолжение выбранной стратегии московских властей? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: По-моему, давно уже никто не одевается на рынках. Лет 10 назад - да, многие ездили в Лужники, сейчас - нет. Давно было пора закрыть эту антисанитарию. Но в любом случае, власть, конечно, должна контролировать такого рода места.

Шафран: А какие там, кстати, цены, мне интересно?

Соловьев: Аня, вопрос: на что цены? Понимаешь, еще есть такая тема элементарная - чудес же не бывает - если тебе один и тот же товар продается по разной цене, ты должен посмотреть, с чем это должно быть связано.

Шафран: С арендной платой.

Соловьев: Один из вариантов. А почему такая арендная плата? Значит, на чем-то ты теряешь, значит, у тебя нет условий, тебе неудобно. Почему эта арендная плата может быть такой? Какая доля цены товара в арендной плате? Или просто люди налоги не платят? Или люди завозят товар без пошлины, если они торгуют контрафактом?

Шафран: Если мы говорим о рынках, то согласна.

Соловьев: Не только о рынках. Ведь сейчас это основная проблема в нашей стране.

Шафран: В нашей стране сколько стоят нормальные товары, которые в Европе можно в 2-3 раза дешевле купить?

Соловьев: Конечно. Но важно еще другое, что если пять компаний, занимающихся одним и тем же бизнесом, завозящих один и тот же товар, но их растаможивают по-разному, то никогда равных условий для бизнеса не будет.

Шафран: Согласна.

Соловьев: У нас таможня живет своей, отдельной, замечательной, не имеющей никакого отношения к разумной жизнью. Но еще есть момент, который многие почему-то не анализируют. Посмотрите, в частности, когда речь шла о рынках, ведь контроля над товарами практически нет. А что мешает, например, распространить бактериологическое оружие таким образом? Ну что мешает что-нибудь заразить? Это же опт, никто не контролирует.

Шафран: Тоже верно.

Соловьев: А что мешает, как мы с вами выясняем, завести все что угодно? Хоть взрывчатку, хоть террористов.

Шафран: Вот это самая большая и главная тема.

Соловьев: Что угодно, вообще не вопрос.

Шафран: Потому что у нас встает вопрос о каких-то более или менее нормальных местах, где какая-то охрана безопасности есть, а вот про рынки все как-то забыли.

Соловьев: Притом, объясните мне, почему на рынках такого рода взрывы не происходят? Смотрите, как странно. Автовокзал в Лужниках, туда приехали все последние террористы. А почему ни один из них там не взорвался? Прямо в автобусе. Почему? Жертвы же были бы колоссальные.

Шафран: Свои?

Соловьев: Ну конечно. Потому что это открытое окно поставки террористов в Москву. Получается, чтобы не запалить местечко? Потому что контроля же никакого нет. Взрывы в метро: террористы откуда приехали? Через рынок в Лужниках. Ну, так или не так?

Шафран: Гениально.

Соловьев: Взрыв в Домодедово: террорист куда приехал? Туда. Это не параллельно конечно, это не одно и то же, что рынок. Но просто как-то странно получается, не правда ли? Казалось бы, хочет человек себя взорвать. Вот он приехал на автовокзал, сделал пять шагов, почему не смог взорваться в автобусе? Ясно. Сделал пять шагов, взорвался на рынке, народу - миллион. Но этого же не происходит. Почему? Не умеет считать шаги? Вряд ли. Нельзя палить свои точки? Не знаю.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".