В Ярославле произошла очередная авиакатастрофа - Як-42 упал накануне при наборе высоты в километре от аэропорта Туношна под Ярославлем. На борту находились члены хоккейного клуба "Локомотив", которые летели в Минск на игру первого тура регулярного чемпионата КХЛ. Погибли 43 человека. Как город воспринял трагедию? Почему в последнее время нас преследуют катастрофы? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Знаете, общий вывод такой: очередная авария - и уже простых вариантов нет. Все, кончилось время простых вариантов. Совсем. И у меня такая странная параллель пришла. Ну, люди же любят исторические параллели. Сегодня же день блокады, сегодня же страшный день, когда немецко-фашистские захватчики замкнули кольцо вокруг Ленинграда. Началась блокада. Вот у меня ощущение, что мы сейчас находимся в блокаде. Вот реально. Вы знаете, это какая-то блокада, которая превращает людей в черствых, которая лишает их не только души и сострадания, но и понимания, что они граждане великой державы, что у них есть ответственность за державу.

Ощущение, что люди во власти вообще перестали понимать, что жизнь не строится только избирательными циклами, а есть гигантская ответственность за счастье не присосаться к бюджету, а работать на высокой должности для своего народа. И надо что-то народу дать. У людей, которые в грабительские годы нахватали, вдруг возникло ощущение, что они богоизбранные. Они не понимают, что деньги - это ответственность. И если ты себя начинаешь считать реально богоизбранным, потому что тебе достались деньги, жизнь тебя накажет и жестоко, превратив даже с деньгами в изгоя. Будешь мотаться по свету, а ничего в ответ ты не получишь. Ни Родины, ни любви.

И я смотрю вот на то, что происходит, гляжу на наше правительство: я много раз вам говорил, я не вижу там инженеров, я не вижу там технократов, я не вижу специалистов в областях технических знаний. Я не понимаю, почему каждый раз с придыханием у нас говорят о финансистах и экономистах, а не говорят об инженерах, почему не используется опыт реальных людей, с реальным пониманием индустрии? При всем уважении, как можно сейчас не создавать отдельное Министерство авиационной промышленности и не назначать туда совсем другого уровня специалистов? Не преданных людей, не хороших друзей, не граждан по звонку. Нет. Приглашать совсем-совсем других по типу мышления людей. Как можно не заниматься в стране стратегическим планированием? Как можно не иметь представления о том, какую ты хочешь видеть страну через 50 лет? Не на уровне душевных разговоров, что все должны быть здоровыми и богатыми, а на уровне понимания, какие индустрии развивать, как развивать, куда вкладывать государству деньги, какой идет заказ.

Ведь посмотрите, вокруг же бездумное воровство. Ну ладно воровали бы с прибыли - воруют же с убытков. Представляете, вот какого уровня головы надо иметь, чтобы даже Министерство геологии исчезло? У нас же теперь даже геологоразведка -все те недра, которыми торгуют, ведь найдены не в нынешнее время, и де-факто мы дожираем достояние геологоразведки времен СССР. Мы даже в то, чем гордимся, не вкладываем деньги.

Посмотрите, какое количество чиновников, сенаторов, депутатов, губернаторов, у которых семьи де-факто живут за границей, дети учатся за границей, они все лечатся за границей. Их деньги за границей. Они отдыхают всегда за границей. У них дома - за границей. У граждан есть право, у государственного чиновника нет. Если твоя фамилия Голикова - лечись в стране. Если твоя фамилия Фурсенко, ну, о нем-то вообще чего говорить... Даже говорить неинтересно. Как можно говорить о будущем страны, если внук Ельцина учился за границей в том время, когда его дед был действующим президентом? А он сам и члены его семьи лечились где? Ну, Ельцин еще может здесь, а все остальные? Ну, пошлость, понимаете, это сплошная, бесконечная пошлость.

Пока власть относится к стране как к колонии... Вот мне это все такой английский колониальный подход. Вот они приезжают: награбили и вернулись в Лондон. Когда власть начнет понимать, что дети и внуки будут жить и работать в России, тогда что-то начнет меняться. В России же даже рожать боятся. Ну, реально, боятся рожать в России. Еще раз повторю, у гражданина есть право покупать, где он хочет, жить, как он хочет. У гражданина. Это его личные деньги, другой уровень ответственности. А на чиновника ответственность накладывается гораздо более высокая. Понимания же - ноль целых ноль десятых. Поэтому так часто уволят кого-нибудь в нашей стране с государственной должности, обидится губернатор и поедет на яхте по всему миру. Либо улетит в свое замечательное гигантское поместье где-нибудь за границей. Или плюнет на всех и станет жить, воссоединится с семьей... В Лондоне.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".