ЛДПР надеется прийти второй к финишу на выборах в Госдуму. Об этом заявил лидер либерал-демократов Владимир Жириновский на съезде партии. Участниками съезда стали около трехсот делегатов из разных регионов страны. Владимир Жириновский посвятил русской теме особую роль в своем докладе. Выступление лидера ЛДПР возмутило правозащитников. Людмила Алексеева заявила, что с лозунгом: "За русских!" идти на выборы антиконституционно. Кого Вы поддерживаете: Жириновского или Алексееву? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Шафран: В этом получасе мы хотим поговорить с Владимиром Вольфовичем Жириновским, лидером партии ЛДПР, вице-спикером парламента. Вчера как раз состоялся съезд партии.

Соловьев: Здравствуйте, Владимир Вольфович!

Жириновский: Доброе утро!

Соловьев: Вот, неугомонный Вы человек!

Жириновский: Ну, что делать! Мы идем своим ходом.

Соловьев: Это правда. Но вот я смотрю, стоит Вам выступить - тут же судебные иски!

Жириновский: Что делать, если им нечего делать? Они получают огромные деньги от своих хозяев, надо отрабатывать! В Чечне - затишье, по стране - затишье, вот, нужно прицепиться к чему-либо. Мы 22 года об этом говорим, это же не вчера! И в 2003 году у нас такой же был лозунг: "Мы за русских!" Почему тогда Алексеева молчала? А самое главное, на каком основании она вообще поднимает вопрос? Мы же ни в коем случае не выступаем против кого-то! И если она дошла до того, чтобы сказать, что фраза "за русских" может вызвать какие-то обострения, то тогда мы живем в стране сумасшедших. Получается, что русского народа нет что ли? И вообще, мы что говорим-то? Мы же не говорим, что другой народ плохой, или кого-то нужно ограничить в правах. Мы говорим просто, что русские пускай будут так же, как и все народы. То есть мы ничего не предлагаем, что бы вызвало недоумение. Это целина - нечего людям делать, скучают, гранты идут, и хозяева требуют отчет. Вот такой отчет за 2011 год: Алексеева напала на ЛДПР. Но, самое главное, обидно: кто-то скажет, что мы ей заплатили, чтобы она подняла эту волну, чтобы опять о нас говорили, о нашем лозунге.

Соловьев: Но Вы вчера задели всех: и Ивана Охлобыстина, и Прохорова.

Жириновский: Правильно, правильно.

Соловьев: А когда Вы говорили о старушке-пенсионерше, Вы кого имели в виду?

Жириновский: Пугачеву. Совесть есть у этой женщины? Она уже показала свой отрицательный моральный облик - меняет мужей каждые 5-10 лет! Какой пример для всех девочек России? Нужна скромность здесь.

Соловьев: Но, мужья-то все были неплохие, все вышли в люди!

Жириновский: Но само количество же может вызывать недоумение. Кто-то подумает, что это образец: вот так должна жить женщина России, как Алла Пугачева. Так нельзя тоже. Нужно скрывать это. Она имеет право, это ее личная жизнь. Но зачем это напоказ делать? Зачем показывать, как принимают наркотики, показывать, как люди покупают алкоголь и употребляют его? Это может быть в жизни каждого человека, но когда мы это афишируем, пропагандируем, это вызывает озлобление.

Тот же Прохоров! Иди, гуляй! У тебя есть много денег, вот он всему миру показывает, сколько он привез девочек, сколько шампанского, сколько заплачено за все эти Куршевели. Французы с ума сошли! А тут, конечно, нам неприятно. Или ты покупаешь клуб. Какой? За рубежом, баскетбольный! Ты бы лучше купил новый самолет для ярославского "Локомотива", а ты покупаешь чужой клуб в чужой стране. Мы должны молчать? Нет! Конечно, мы не будем молчать. Мы здесь ничего не выдали, что бы стало оскорбительным для кого-то. Мы просто охарактеризовали ситуацию.

Иван, может быть, был хороший священник, он и остается им. Может быть, он хороший актер. Но ведь он играет роль Распутина или Кашпировского, или еще что-то там непонятное. Но нельзя же сегодня опять про монархию говорить. Но ведь из-за монархии мы сегодня живем так плохо, потому что царская монархия превратилась в советскую монархию, а советская - в демократическую. Мы никак не можем обрести свободу, а нас опять хотят загнать в несвободу.

Соловьев: Владимир Вольфович, а зачем, упоминая даже их, Вы их выводите на политическую арену?

Жириновский: Кого?

Соловьев: Смотрите, Вы объективно политический тяжеловес. Когда Вы даже упоминаете Охлобыстина, когда Вы говорите о Пугачевой, о Прохорове, которым еще, вежливо говоря, доказывать и доказывать свое право находиться в российской политике, то тем самым Вы их невольно признаете игроками на политической сцене, на которой сами находитесь.

Жириновский: Согласен, согласен. Я не буду их больше трогать, это был вариант. Начинается кампания, кто же заявил о своем участии? Я дал характеристику и "Единой России", и КПРФ, и "Справедливой России" - я обо всех говорил. Просто новые игроки появились - Иван и Михаил. И я тоже их коснулся, и коснулся очень легко, в плане того, что не надо нам шутить с демократией. Нельзя прощать ситуацию, когда мы просто потопчемся и уйдем.

Выборочную расшифровку читайте позже

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".