Может ли толерантность уступать место закону? Каким должен быть вывод из конфликта с "Азербайджанскими авиалиниями", когда российский гражданин Сергей Гюрджиан не был допущен на борт ввиду его предположительно армянской фамилии? Как избежать подобных инцидентов и что должно быть предпринято? Почему мнение журналиста Соловьева вызвало такой негативный общественный резонанс со стороны Азербайджана? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Итак, напомню, что 1 ноября у нас в эфире прозвучала информация, рассказ о том, как гражданин Российской Федерации Сергей Гюрджиан по приглашению компании, как он считал на тот момент, которая купила ему и билет, отправился в служебную командировку в сопровождении ряда других людей в Баку, и дальше о том, что произошло на стойке официального перевозчика республики Азербайджан компании AZAL. Я высказал свое отношение в соответствии со статьей Конституции РФ, когда никто из граждан Российской Федерации не должен подвергаться дискриминации. Напомню, Сергею Гюрджиану отказали в перевозке, исходя из того, что он этнический армянин, хотя всегда был только гражданином Российской Федерации. Дальше завязалась активная беседа. Я высказывал много про уважение к россиянам и что невозможна дискриминация людей по этническим, религиозным, национальным и другим признакам.

Также говорил, что необходимо соблюдать законы, в частности говорил, что извольте жить по нашим законам, обращаясь не ко всему азербайджанскому народу, а к тем представителям его, которые нарушают наши законы. И эти группы я назвал вполне четко - это "Черные ястребы" - группировка, известная своей противоправной деятельностью на территории Российской Федерации, это криминальные авторитеты, в частности тот, который возглавлял бандформирование, напавшее на Сагру, и, как я сказал, понаехавшие сюда во времена Лужкова, занимающиеся здесь незаконной деятельностью. Все, кто видел замечательный фильм Аркадия Мамонтова, в частности о Черкизоне, понимает, о чем идет речь.

Также в этом эфире я с большим уважением говорил об азербайджанском народе, приводя в пример и замечательную деятельность господина Агаларова, который строит университет на Дальнем Востоке, и говорил замечательно о Муслиме Магомаеве и Поладе Бюль-Бюль Оглы, о многих гражданах или выходцев из Азербайджана и этнических азербайджанцев. И говорил, что любое проявление ненависти к другому народу для меня является абсолютно диким и неприемлемым. После чего в Азербайджане были сделаны специфические перепечатки, кто-то очень аккуратно подобрал цитаты, исходя из чего, у ряда людей сложилось ощущение, что было нанесено оскорбление всему народу Азербайджана, и мне посыпались письма. Поэтому сейчас у себя в блоге я выложил текст того, что было сказано в эфире (расшифровка). А сейчас мы дозвонились до господина Мурада Руфатовича Рафизаде, который является официальным представителем AZAL ("Азербайджанские авиалинии") в России и в СНГ, чтобы услышать из его уст, реально перевозят или нет этнических армян, граждан Российской Федерации, и что непосредственно тогда произошло в аэропорту. Доброе утро, Мурад Руфатович.

Рафизаде: Здравствуйте, доброе утро.

Соловьев: Будьте любезны, расскажите, пожалуйста, ваше видение этой ситуации.

Рафизаде: Конкретно по ситуации того, что произошло в аэропорту, почему не были приняты к перевозке пассажиры, да?

Соловьев: Да, будьте любезны.

Рафизаде: Причиной непринятия их на рейс были в первую очередь хулиганские действия, нецензурная брань и угрозы в адрес работников авиакомпании. Было также недовольство других пассажиров их поведением.

Соловьев: Вы сейчас говорите о поведении Гюрджиана или о поведении человека, который летел вместе с ним, по фамилии Шумахер, гражданина Израиля?

Рафизаде: Шумахер, да-да, совершенно верно.

Соловьев: То есть это был Шумахер или Гюрджиан?

Рафизаде: Это был Шумахер. И Гюрджиан. Они были вместе, да. Подошли, у них такое было неадекватное поведение, знаете, угрозы были и нецензурная брань в адрес работников. Ну, это общепринятая практика - ограждать пассажиров и экипаж на время полета от лиц с неадекватным поведением.

Соловьев: Они ни с того ни с сего стали браниться?

Рафизаде: Знаете, как, давайте так, я вопрос слышал...

Соловьев: Ну, просто, чтобы восстановить хронологию событий.

Рафизаде: Да.

Соловьев: При этом очевидно, что ни материться, ни кричать, ни угрожать сотрудникам авиакомпании нельзя ни при каких обстоятельствах, как бы правыми себя люди не считали. Здесь я с вами согласен, и здесь очевидно, что авиакомпания не может допустить на рейс людей, которые бросаются, матерятся и угрожают.

Рафизаде: Это нежелательные пассажиры.

Соловьев: Конечно, без сомнения.

***

Соловьев: Мы беседуем с Михаилом Юрьевичем Забелиным, депутатом Милли Меджлиса Азербайджана, возглавляющим Русскую общину. Михаил Юрьевич возмущен моим эфиром, и главное, наше расхождение состоит в том, что я и не оспариваю отношения между Арменией и Азербайджаном, потому что эта тема отдельной беседы. Но есть принципиально важный момент - статья 19 часть 2 Конституции Российской Федерации, которая говорит: "Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности". Именно в этом наше принципиальное отличие. Потому что я говорю: идет война между Арменией и Азербайджаном, но не между азербайджанцами и армянами. И что Сергей Гюрджиан - гражданин Российской Федерации. Если бы точно так же не пустили в самолет армянской авиакомпании гражданина Российской Федерации, этнического азербайджанца, у меня была точно такая же реакция. Здесь вопрос именно о гражданстве, о защите гражданина России. Михаил Юрьевич, прошу вас.

Забелин: Вы спросили меня, чем вы оскорбили азербайджанский народ?

Соловьев: Да, прошу вас.

Забелин: Азербайджанский народ - это не только азербайджанцы, здесь проживают 150 тысяч русских, здесь проживают белорусы, украинцы, крупная диаспора евреев, да и многие другие национальности. Азербайджан - это многонациональная страна, такая же, как и Россия. И вы если сравните 150 тысяч русских, которые проживают в Азербайджане и 3 тысячи русских, которые проживают в Армении - вас это не удивляет? Хотя до развала Советского Союза и русских в Азербайджане и в Армении было приблизительно паритетно.

Соловьев: Михаил Юрьевич, а где в моем эфире вы увидели сравнение Армении и Азербайджана?

Забелин: Наши русские граждане так же, как и азербайджанцы, защищали территориальную целостность своего государства. Здесь проживаем мы в мире и согласии. Среди наших русских людей очень много героев, национальных героев Азербайджана таких, как Юрий Ковалев, который отдал свою жизнь за территориальную целостность Азербайджана в борьбе с армянскими захватчиками, многие награждены орденами и медалями. Мы считаем это своей родиной. Вы знаете, сколько восстановили церквей...

Соловьев: Михаил Юрьевич, вы меня извините, а какое это имеет отношение к моему эфиру?

Забелин: Вы знаете, о том, что Айдын Курбанов - меценат, российский гражданин, азербайджанец, полностью выстроил фактически заново храм Святых Жен-Мироносиц.

Соловьев: Молодец. Я только не могу понять другого, какое это имеет отношение к гражданину России...

Забелин: У нас не сократилось ни одной школы.

Соловьев: Михаил Юрьевич, а где вы услышали в моем эфире в этом сомнение? Сейчас я обязан вывести представителя Армении, чтобы он на это отвечал. Михаил Юрьевич, вы меня слышите или нет? Михаил Юрьевич, а какое это имеет отношение к моему эфиру? Я говорил всего лишь о том, что гражданина Российской Федерации... Причем здесь отношения между Арменией и Азербайджаном?

Забелин: Вы допустили вот такое выражение...

Соловьев: Какое?

Забелин: "...азербайджанской стороной, для которой никакой роли не играет гражданство, но даже капля армянской крови для них является предметом дикой, нечеловеческой, я бы сказал, звериной ненависти...

Соловьев: И?

Забелин: И вы тут же сравниваете трагедию...

Соловьев: Не сравниваю, я говорил, что мне это напоминает, это мое личное мнение, на которое я имею право.

Забелин: Владимир, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.

Соловьев: Минуточку, минуточку, вот эти фразы "вы прекрасно понимаете" оставьте для Меджлиса, для парламента, для чего угодно. Если вы говорите, извольте говорить за себя. Что я прекрасно понимаю - я прекрасно понимаю. Иначе я вам сейчас расскажу, как еще с советского времени прекрасно понимал, когда вынуждены были депутаты что-то рассказывать, потому что им надо было где-то жить. Поэтому, давайте-ка, говорить объективно. Объективность такова: я как журналист четко и ясно имел право высказать свою точку зрения. Я не сказал "азербайджанский народ", речь шла об азербайджанской стороне в коммерческом конфликте. Мало этого, в том же эфире прозвучало, что никто не предъявляет претензий к государству Азербайджан, которое, как любое другое независимое государство вправе определять, кого оно хочет, кого не хочет видеть на своей территории. Я нигде не говорил то, что в этой ситуации, во время этого эфира, не употреблял сравнение с Арменией или с Азербайджаном, я говорил только о правах гражданина Российской Федерации, которые, на мой журналистский взгляд, были нарушены на территории Российской Федерации. После того, как представитель авиакомпании дал свои разъяснения, стало чуть понятнее, то есть стало понятно, что ему не было отказано де-факто из-за его армянского происхождения в перелете, а решался вопрос, о выяснении, есть ли гарантии с той стороны, принимающей, что его приглашали.

Полный текст эфира от 1 ноября о деле Гюрджиана читайте в блоге Владимира Соловьева

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".