Россиянин Владимир Садовничий и его эстонский коллега Алексей Руденко признаны виновными в контрабанде, незаконном пересечении границы и нарушении правил полетов. Они получили по 8,5 лет тюрьмы. Доказательная база практически отсутствует, как утверждают специалисты. Что предпримет российская сторона? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Шафран: В этом часе мы хотели бы поговорить о следующем: российский летчик вместе с эстонским коллегой, задержанные в Таджикистане, были приговорены вчера к 8,5 годам лишения свободы.

Соловьев: То есть на самом деле им дали 10 с небольшим, а потом скостили 2 года по президентской амнистии. Статья подразумевала максимум 15 лет, их обвиняют в контрабанде.

Напомню, что летчики совершили вынужденную посадку. В качестве контрабанды им инкриминируется подержанный двигатель, который был на борту. При этом, что очень важно, за загрузку самолетов несут ответственность не летчики, а компания, что не помешало вынести, на мой взгляд, по нашим понятиям, беспрецедентно жестокий приговор. Многие мои друзья, с которыми мы говорили, очень жестко отзываются об этой ситуации и предлагают, я бы сказал вежливо, несимметричные ответы. Но Владимир Садовничий и Алексей Руденко, которые были задержаны Комитетом национальной безопасности, теперь должны будут провести 8,5 лет в таджикской тюрьме?

С самого начала адвокат пилотов и работодатели обращались за помощью в посольство Душанбе, но безуспешно. При этом была очень странная реакция МИДа, что якобы там все отлично. Теперь вчера была гневная нота МИДа. Но, знаете, это уже при плохой игре. Еще раз скажу, что у меня такое ощущение, что они все нотами швыряются, как бездарные музыканты, а пора - аккордами, причем аккордами мощными, чтобы звучал "Этот День победы", а не очередная пощечина нашей стране.

У нас в эфире чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации при НАТО Дмитрий Олегович Рогозин. Дмитрий Олегович, что делать в этой вопиющей ситуации? Как спасти нашего летчика?

Рогозин: Во-первых, у нас все-таки два извечных русских вопроса: кто виноват и что делать? Поэтому, я думаю, что нужно также примерно логику нашу развивать.

Первое, что хочу сказать: это, конечно, провокация. Это провокация! И если говорить о юридической стороне дела, то, конечно, суд в Курган-Тюбе - это, конечно, очень важный судебный орган, с которым мы, безусловно, должны считаться. И сами понимаете, я это говорю с сарказмом, потому что понятно, что это политическое решение. И по сути дела, люди, в том числе наши летчики, не осуждены - они взяты в заложники.

Вопрос: почему, и в какой момент это было сделано? По сути дела это было сделано в тот самый политический момент, когда аналогичные процессы развиваются в Соединенных Штатах Америки по отношению к Буту, которого уже осудили, и по отношению к другому нашему летчику Ярошенко, которого тоже "украли" из Либерии, привезли тайно в Соединенные Штаты. Но одно дело, понимаете, что творит "лев". Но что творят другие представители животного мира, это уже другой вопрос. Такое впечатление, что просто нас проверяют. Это некий тест на проверку, умеем ли мы защищать своих собственных людей, которые таким образом оказываются в тяжелейшем для себя положении.

Почему это происходит? Думаю, что в каком-то смысле здесь есть некое понимание необходимости нас разыграть, потому что в 2014 году Соединенные Штаты и натовская группировка резко сокращаются в Афганистане. По нашей информации, ведутся самые активные переговоры сейчас у американцев с Таджикистаном по поводу того, чтобы часть группировки вывести именно на территорию этой страны, сократив ее до минимума именно на территории самого Афганистана, где нет никакого прорыва в борьбе с международным терроризмом у американцев. Возможно, руководство Таджикистана почувствовало себя в фаворе в каком-то, что, вот, можно теперь не только с Россией разговаривать, как младший союзник, а есть еще этот "большой лев", на которого тоже можно опереться.

Соловьев: У нас также на связи член Общественной Палаты, известный адвокат Анатолий Кучерена, который в качестве общественной нагрузки взялся помочь нашему пилоту в Таджикистане. Анатолий, скажите, пожалуйста, может, они действительно виноваты, и правильно, что им дали 8,5 лет? И чего мы боремся? Может быть, они на самом деле дикие контрабандисты?

Кучерена: Я, конечно, возмущен этим приговором и уже высказывался по этому поводу. Я абсолютно согласен с тем, что сказал Дмитрий Олегович. Действительно нужно провести служебное расследование и привлечь к ответственности наших дипломатов в Таджикистане.

Что касается, виноваты они или не виноваты, это вопрос очень простой. Я человек информированный, я знаком с материалами уголовного, и я абсолютно убежден, что никакого состава преступления в действиях нашего летчика и его эстонского товарища нет и не могло быть! Посудите сами: человек терпит бедствие в воздухе, и он об этом говорил, и он совершил вынужденную посадку! И за что человека посадили в тюрьму? Это настолько цинично! Уж я человек с опытом, я провел достаточно много уголовных дел, я видел разные уголовные дела, я видел разные судьбы людей, но такое сотворить! Я абсолютно согласен, что надо разобраться с дипмиссией в Таджикистане. Вы хорошо помните, я вел дело Ирины Беленькой. Я был очень удовлетворен работой нашего посла Орлова Александра Константиновича во Франции. Этот человек сделал все возможное и невозможное, чтобы защитить Ирину Беленькую! Да не только Ирину Беленькую, но любого гражданина России, который оказывался в трудной жизненной ситуации на территории Франции. Но он сделал все возможное! Он умнейший человек, действительно настоящий патриот России. И вот, пожалуйста, Таджикистан!

Соловьев: Объясните мне, Анатолий Григорьевич, я хочу понять: юрисдикция позволяла им судить за то, что инкриминировалось нашим летчикам?

Кучерена: По соответствующим международным конвенциям, я их уже перечислял - это Венская, Токийская и Монреальская конвенции - предписывают, что в подобной ситуации вопрос разбирательства может осуществляться непосредственно на территории регистрации воздушного судна. Нам сейчас начинают говорить, что существуют разные схемы, что виноват сам владелец этих воздушных судов. Но это бред какой-то! Мы говорим совершенно о другом: когда арестовали гражданина России, никто к нему из дипломатов не пришел. И я уже говорил о том, что трое суток его друзья и родственники ходили вокруг посольства в республике Таджикистан, нашего посольства, и не могли попасть внутрь, была закрыта дверь! О чем мы говорим?! Почему мы не должны верить родственникам? Почему мы не должны верить Владимиру, который говорит о том, что никто к нему не приходил и не оказывал никакой правовой помощи?! Я абсолютно убежден, что если бы в первые часы, в первые же сутки появились наши дипломаты, они могли бы, по крайней мере, встретиться с властями, объяснить эту ситуацию, сослаться на эти же конвенции, в конце концов!

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".