Уходящий год ознаменовался важными политическими событиями для нашей страны. Например, в России прошли парламентские выборы, за которыми последовала череда митингов, на которые вышли недовольные результатами голосования. Какое политическое событие, на ваш взгляд, было наиболее важным в уходящем году? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Шафран: Друзья, на сайте"Вестей ФМ" сейчас ведётся голосование за событие года и фразу, которая прозвучала в эфире радио. И за то и за другое вы можете голосовать. Итоги подводятся 31 декабря в 12:00 в прямом эфире "Вестей ФМ". Так что внесите свою лепту. Ну, и прямо сейчас мы тоже принимаем ваши варианты, вы тоже можете написать.

Соловьев: Нам пишут: "Рокировка тандема. Не будь ее, так бы и жевали..." Ну, я думаю, что да. На самом деле даже не только рокировка тандема, а то, как это было сделано. То есть мне кажется, что у многих колоссальный негатив вызвал и вот такой факт рокировки, а главное еще фраза: "Да мы обо всем договорились еще 4 года назад". Вот не будь этой фразы... Потому что ведь что получилось? Впервые политические элиты, если так можно сказать, почувствовали себя абсолютно оскорбленными. То есть получается, вы что, нас 4 года за идиотов держали? То есть люди реально бились друг с другом, что-то пытались делать, и тут вы такое заявляете? Вот это, конечно, выглядело очень плохо.

И второй еще очень важный момент: возникло ощущение, что вот эта рокировка, в том виде, как это было сделано, и с этой фразой - вот как будто в скороварке опустили клапан вниз. Потому что вдруг всем стало понятно, что расти-то некуда. То есть это значит, что все те элиты, которые есть сейчас, вот их верхушки закоксованные так на своих местах и останутся. И всем тем новым, которые растут, деваться некуда. То есть просто все бессмысленно. То есть по-прежнему будет та же крышка у скороварки. И люди, в том числе политический класс, конечно, стали негодовать. А потом это приобрело и другие формы. Плюс, вы учтите, что ведь параллельно происходило нагнетание давления... вот очень хорошую статью вчера в "Известиях" написал Володя Мединский - очень хорошую статью, настоятельно рекомендую к прочтению - о том, что происходит такой глубокий политический анализ.

Но ведь есть еще один очень важный момент: "Единая Россия", нравится или нет, верой и правдой служила кровавому гэбэшному режиму, как сейчас модно говорить, да? В "Единой России" худо-бедно было большое количество депутатов Государственной Думы. Были функционеры, были кто угодно. В начале лета им сказали: "Вы теперь не соль земли русской, теперь у нас есть еще и Народный фронт. А вы еще докажите свое право нахождения в партии!" И все лето люди ездили, и очень много из уважаемых и достойных депутатов вдруг оказались не у дел и не у места. То есть те люди, которые верой и правдой служили идее партии, не важно там, какой идее, то есть для них это была идея, они вдруг оказались выброшены на улицу. Притом им не сказали даже ни одного слова "спасибо", а это были не худшие люди. То есть напомню, это и Мединский, и Гришанков, и Плескачевский. То есть это много серьезных людей. Очень серьезных людей. И когда им вдруг сказали: "До свидания и спасибо" - и они оказались, с одной стороны, под бешеным давлением со стороны общества, где стало модным за все критиковать "Единую Россию", а с другой стороны, человек, который до этого очень жестко критиковал "Единую Россию", Дмитрий Анатольевич Медведев, многократно говорил, что в этой партии ему не близко и что ему ближе во многом правая идеология, но потом стал говорить, что он плоть от плоти, он стал встречаться не с "Единой Россией", а с Большим правительством, блоггерами, кем угодно.

То есть "Единая Россия" вдруг оказалась на положении такой падчерицы. То есть вчера тебя все любили, а сегодня ты вдруг стала падчерицей. То есть для власти это стало создавать ситуацию в высшей степени нестабильную, когда ни в Москве через "Единую Россию", аппарат, ни в регионах из-за отставленных губернаторов спокойствия не было. Возникло такое ощущение, что, минуточку, мы за вас бились, бились, бились, бились, а теперь вы нам говорите, мы вам не нужны, пошли вон? Ну, спасибо.

И вот этот разлад в политической элите тоже ведь ощущается. То есть это глубочайшие политические, политтехнологические ошибки. Поэтому здесь, конечно, не сила оппозиции, а разлад на самом верху в отношении к той политической силе, традиционно считавшейся поддержкой власти. То есть "Единой России" было показано такое неуважение, ее так жестоко трансформировали, ее сломали через колено, что как раз расшатали ту самую опору, на которой эта власть держится. Ведь стало модно не любить "Единую Россию". Ведь это стало трендом. Правильно?

Шафран: Ну, совершенно верно.

Соловьев: А ведь это стало модным, потому что во многом креативные люди изнутри "Единой России", перестали с этим трендом бороться.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".