Владимир Путин обозначил вызовы, на которые России придется ответить в ближайшем будущем. Газета "Известия" опубликовала в понедельник статью, в которой премьер-министр высказывается по ряду важных вопросов. Среди них - развитие политической системы России, проблемы в мировой экономике. О чем еще шла речь в статье? Это и многое другое Владимир Соловьев обсудил со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Злобин: Интересно, что вообще в прошедшие несколько дней практически все основные кандидаты в президенты выступили с первоначальными вариантами своих предвыборных программ. Поэтому людям, которые интересуются российской политикой, есть что почитать, и вчера апофеозом стала эта статья Путина, которая, по-моему, называется "Россия сосредотачивается", да?

Соловьев: Да. Сосредотачивается.

Злобин: Ну, то, что Путин откровенно дистанцировался от "Единой России", я считаю, это уже очевидно всем. Это происходило на протяжении последних нескольких месяцев, мы с тобой это обсуждали.

Соловьев: В конце сентября это было впрямую указано. Было сказано: "Дмитрий Анатольевич, вот вам - играйтесь".

Злобин: Да. Поэтому в этом смысле эта статья представляет интерес, потому что она, конечно, гораздо более субъективно отражает взгляды человека, а не партии, не группы. Она достаточно личная, как я понимаю, и должна была смотреться, как личные взгляды Путина. Он там периодически пишет: "на мой взгляд", "я думаю", "мне кажется" - такие вот обороты есть, что, в общем, не очень типично для политика американского типа, западного типа, который выступает от имени какой-то партии, какого-то движения. А здесь, видимо, все действительно персонифицировано, поэтому ее стоит прочитать. Но я считаю, что политическая система - это слабая сторона этой статьи, очень много экономики, но и то я, например, запутался во всех этих сравнениях, хотя вчера жаловался, где, что и с чем сравнивается: то с Советским Союзом, то 90-ми годами, то с пятилетними там и так далее давности фактами. Нужна какая-то система в сравнениях, чтобы понять четко, где мы находимся. Огромный, мне кажется, минус этой статьи - это отказ вообще поднимать кадровый вопрос, проблема кадрового обновления, как это будет происходить.

Соловьев: Нет, проблема в том, что там об этом написано ... То, о чем мы говорили, но проблема контекста. Тем более, что ведь большая, если не сказать гигантская, проблема - это разогретые ожидания. То есть когда разогреваются ожидания созданием дикого количества кадровых резервов, а потом вытаскиваются...

Злобин: Президентские, губернаторские резервы...

Соловьев: Да, а потом вытаскиваются из засаленной колоды те же самые питерские силовики, и Сергей Борисович Иванов идет на место Нарышкина, Нарышкин идет на место Грызлова, Грызлов, ну, не знаю, наверное, губернатором куда-нибудь пойдет...

Злобин: Ну, наверное.

Соловьев: И чего? И когда Дмитрий Олегович Рогозин, которого при всем уважении не назовешь новым политиком, или Владислав Юрьевич Сурков идет...

Злобин: Вице-премьером.

Соловьев: Вячеслав Володин идет в администрацию... Да, все замечательно, но можно кого-то и новых увидеть тоже?

Злобин: Ты помнишь, в свое время как описывали китайскую кадровую политику? Ее описывали примерно так: вот представь себе дерево, на котором сидят воробьи. Прохожий подходит к этому дереву, берет палку, бросает в это дерево, воробьи все взлетают и снова садятся на это дерево. Это все те же воробьи, но на новых веточках. Но воробьи те же самые. Смены воробьев не произошло, но они все пересели на другую веточку, потому что кто-то их спугнул. Вот если так будет происходить кадровое обновление...

Соловьев: Слушай, ведь именно из-за этого и начались все выступления недовольной оппозиции.

Злобин: Ну, правильно.

Соловьев: Потому что если бы психологически тот же Путин сказал: "Я иду на выборы", не говоря о дальнейшей судьбе ныне действующего президента и всех остальных, это было бы одно ощущение. А вот когда сказано: "А вот мы решили 4 года назад, и вот так..."

Злобин: "Мы все идем на выборы, только на других местах". Да.

Соловьев: Люди вдруг сказали: "Опаньки! Подождите, непонятно..."

Злобин: Тот же Дмитрий Анатольевич Медведев, который в своей статье "Россия, вперед!" так критиковал, так критиковал успехи, провалы, вернее, скажем так, 8-летия Путина, тут же поработал с ним в качестве премьер-министра, а теперь соглашается сам стать премьер-министром, оставаясь членом той же самой команды. Спрашивается, куда делась вся критика? Действительно, усталость ведь не от Путина просто. Может быть, от него, кстати, не такая большая усталость, усталость от всей этой когорты, которая пришла в конце 90- годов.

Соловьев: Нет новых лиц. Кстати, оппозиция выиграла бы гораздо больше, если хотя бы у нее появились новые лица. Но и они не смогли найти новых лиц.

Злобин: Ну, я думаю, что в оппозиции та же самая проблема. А вообще, когда говорят, что в России перекрыты вертикальные лифты, это правильно. Карьеру политическую сделать очень сложно. Интересно, что в оппозиции тоже вертикальные лифты перекрыты на самом деле. Там тоже они закупорены, и особенно в системной оппозиции, которые 15 лет назад пришли во главу своих партий, создавали свои партии, они так и продолжают существовать, что, на мой взгляд, тоже не усиливает оппозиционное движение. Ослабляет вообще российскую политическую сцену очень сильно. Нет новых лиц.

Соловьев: Ты посмотри, как получается. Получается же очень прикольно! Власть, оппозиция и неформальная оппозиция - это вот такой один запеченный кокон политического класса. И они внутри меняются местами, в случае маргинализации, выпадая в неформальные, но все равно ни туда не попадает никто новый, ни оттуда не выпадает.

Злобин: Это все те же самые воробьи, но кто-то пересядет на кремлевскую веточку, кто-то оттуда...

Соловьев: А кто-то в канализацию нырнет.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".