ЧМ-2014 в Бразилии. Итоги нового футбольного дня в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Анна Шафран и спортивный комментатор Юрий Розанов

Шафран: Юрий Альбертович, почему нам приходила в голову такая странная вещь, что играть с Алжиром - нечего делать? Считалось же как-то, что она даже и непроходная сборная. А я вот помню свое первое впечатление, когда приехала в Алжир. Я до этого несколько лет жила в Египте, зная, что люди там очень трепетно относятся к футболу, много фанатов, и футбол для них всегда большое событие, которое вызывает большой резонанс. Но когда я приехала в Алжир, это было что-то умопомрачительное! Возьмем, к примеру, Россию: у нас много болельщиков, вроде бы тоже люди собираются, тоже переживают, но я никогда не видела, чтобы на улицах города, буквально на каждом шагу были эти магазины, где продается всевозможная символика команд местных и неместных, чтобы люди беседовали именно о футболе, болели им так... Мы привыкли видеть какие-то картины в Европе, например, в Италии, там все жить без футбола не могут, а вот Алжир - это то же самое! Меня эта картина поразила, потому что никогда до этого я не видела такого уровня фанатизма по отношению к футболу!

Розанов: Может быть. Но я так думаю, что просто так свезло или не свезло. Я не думаю, что Египет от Алжира с этой точки зрения отличается. Может быть, в городах разных где-то больше, а где-то меньше. Может, дело в статусе турнира, который там проходил, а там - нет. Потому что ставить днем и ночью эти экраны и ожидать, что во внеигровой день люди будут обсуждать - я думаю, что это просто перебор.

Но у нас очень большая страна, у нас очень большой замах. Мы же хотим не только в футболе быть (непонятно, с чего) впереди всех! И не только в балете, а во всем остальном тоже. Поэтому нам до всего вроде бы есть дело. А там, действительно, они четко понимают, какое место они занимают. Они не едут на чемпионат мира, чтобы войти хотя бы в полуфинал, как нам звонят и пишут, так, для начала. Поэтому я не думаю, что это дико-дико футбольная страна. Но то, что там действительно растут такие люди... Насколько я знаю, вы просветите сейчас, тот же самый Зидан - он же алжирский бербер, на самом деле, по рождению.

Шафран: Да вы что? Хотя по фамилии можно предположить!

Розанов: Он еще плюс, насколько я знаю, время в Марселе проводил, но все равно по рождению, по корням он имеет какую-то алжирскую часть.

Я не знаю, почему "мы считали"! Вы меня, как говорится, в эту компанию не записывайте. Давайте, честно скажите: я с первого дня говорил, что группа очень противная, что шансы выйти - 50 на 50, поэтому моя совесть абсолютно чиста. Поэтому если кто-то по этому поводу считает меня занудой... А у нас все время так: между "гром победы раздавайся" и "все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!". У нас вся жизнь проходит между этими двумя полярными... Зато интересно, амплитуда громадная. Такие вот русские. Какие-то горки или русская рулетка - мы любим играть, у нас такой эмоциональный заряд!

А с Алжиром будет тяжело. На самом деле, такой Алжир я видел только в 1982 году, когда немцев обыграли на чемпионате мира. Правда, в итоге они никуда из группы не вышли. Я не думал, что они будут так хороши, это правда. То, что африканские команды, неважно, из центра или с севера, в начале чемпионата играли откровенно плохо, меня тоже вдохновляло. Но, с одной стороны, это, конечно, страшновато, с другой стороны - не будь Алжир таким хорошим, он не выиграл бы для нас у Южной Кореи, и не помножил бы на ноль этот пропущенный гол, потому что теперь получается, что пропустили мы от бельгийцев, не пропустили - вообще практически не имеет никакого значения. Можно считать, что этот гол нам приснился.

Полностью слушайте в аудиоверсии.