Теракт в Тунисе и обстановка на Ближнем Востоке. Гость - Семен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьев: Доброе утро, Семен Аркадьевич! Спасибо, что с самолета сразу к нам.

Багдасаров: Здравствуйте! Да, почти так.

Шафран: Объединяться надо - сказал Соловьев в одном из ближайших часов.

Соловьев: Нет, я сложней сказал. Я сказал, что угрозы традиционным ценностям таковы, что они невольно подталкивают к объединению, по крайней мере разные направления в церкви, к выработке общей позиции. Такой атаки на урбанистические ценности, пожалуй, не было со времен появления коммунизма.

Багдасаров: Это действительно так. С одной стороны, мы видим, какую угрозу тому же христианству на Ближнем Востоке, да и исламу представляет "Исламское государство", когда речь идет не просто о массовых уничтожениях носителей других направлений религий как в исламе, так и в христианстве. Уничтожаются памятники. То есть, это огромная угроза, которая может привести к полному исчезновению христианства на Ближнем Востоке с соответствующими последствиями.

С другой стороны, на Западе мы видим, как традиционные христианские ценности, к сожалению, успешно атакуются, я бы сказал так - язычниками. То, что ты называешь гомосексуалисты. Гомосексуализм, хотел бы напомнить, был весьма распространенным явлением, как и многие другие языческие извращения в дохристианский период. Почитайте Аристотеля. В те времена это не возбранялось, это считалось нормой жизни, и лишь после прихода христианства эти явления начали осуждаться, и эти явления, казалось бы, постепенно исчезают или переходят в глубокое подполье. Сейчас мы видим, что это резко активизировалось. И когда в той же Ирландии ( в очень католической стране до недавнего времени) 60 процентов голосуют за однополые браки. По сути, может, они не все понимают, но они голосуют против христианства, к возврату к язычеству. И, конечно, в этих условиях, если брать христианскую церковь, то стоит вопрос об объединении всех христианских церквей. Я как раз хотел бы напомнить, что со времен 325 года, когда римский император Константин объявил христианскую религию государственной религией Римской империей, а в 315 году запретил гонения на христианство, и христианство могло функционировать, с тех пор произошли очень большие события.

Соловьев: А за 24 года до 325-го - великий армянский народ уже взял христианство как свою государственную религию. Первый народ.

Багдасаров: В 301-м году при Григории Партеве. Кстати, Григорий Партев переводится как Георгий парфенин, он был по матери армянин по отцу - парфенин. Тигран II Великий тоже наполовину парфенин, наполовину армянин, который умудрился весь Ближний Восток взять под контроль, до Грузии включительно, всю Палестину, Сирию и Израиль нынешней территории, Месопотамию. Ну, это все история. Так вот, с тех пор, я хотел бы сказать, что император Константин сделал очень много для того, чтобы христианство приобрело какие-то контуры более менее понятные, и приемлемые, как государственная религия, потому что был до этого абсолютный хаос, были совершенно невероятные вариации христианства такие, что как-то рассказывал в передаче. И была создана тогда и Библия, куда, кстати, входит Танах. Танах - это Ветхий завет. И Пятикнижие Торра в Танах входит. Библия без Танаха не может существовать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"