Переговоры вокруг ядерной программы Ирана. Возможность вовлечения в войну с ИГ Израиля. Гость - директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

Ведущая "Вестей ФМ" - Анна Шафран.

Шафран: К Ближнему Востоку, Семён Аркадьевич. Израиль и ИГ. Тут что, появились какие-то возможности вовлечения Израиля в борьбу?

Багдасаров: Появились, появились. Дело в том, что это связано с ситуацией в Сирии. Единого сирийского государства не существует. У меня создалось впечатление, что руководство сирийской армии, сирийского государства при активном участии (и вне всякого сомнения) движения "Хезболла" и Ирана, который активно участвует в боевых действиях на стороне сирийского руководства, я имею в виду. Можно добровольцем, как угодно называть. Суть не в этом. Речь идёт о нескольких тысячах иранцев. Приняло решение о некоем более... Это решение, я сразу говорю, правильно с военной точки зрения. Уйти из некоторых районов и удерживать за собой контроль над Дамаском, естественно, Палатаки, Хомсом, Хамой и рядом других населённых пунктов, наиболее стратегических важных. При этом пустынные районы где-то на севере, сельскохозяйственные, нужно отстаивать, потому что невозможно держать, если бы есть на такой территории.

Знаете, сколько всяких группировок и фракций воюет против Дамаска? Свыше 170. Мы почему-то в своё время слышим об "Исламском государстве", а на самом деле очень много. И в этих условиях происходят определённые моменты. В сирийской армии воюет (наряду с другими представителями этнорелигиозных групп) такая этнорелигиозная группа как друзы. Это очень воинственные люди, хорошие воины. Они поддерживали и до сих пор поддерживают армию Башара Асада, будем так говорить.

Но создаётся сложная ситуация. Она заключается в том, что "Исламское государство" и не только постепенно подбираются к местам компактного расселения друзов. Это провинция Дара, это историческое место Джабаль аль-Друз. Как мой друг-сириец говорит: "Не Джабаль аль-Друз, а Джабаль аль-Араб". Я говорю: "Называется плоскогорье друзов или арабов". Но мне почему-то нравится Джабаль аль-Друз. Может, потому что я вообще с симпатией отношусь к таким этнорелигиозным группам, с точки зрения как я немножко учёный, хотя я и танкист. Как алевиты, исмаилиты, друзы. Такого плана.

И вокруг этих населённых пунктов создаётся весьма опасная ситуация. Например, "Исламское государство" заявляет, что все друзы должны принять ислам (они не считают их мусульманами) или их ждёт судьба езидов. Без комментариев. В армии Башара Асада воюет большое количество друзов, но некоторые из них уже заявляют (и их старейшины заявляют), что они хотели бы, чтобы они служили, воевали и защищали свои родные поселения в местах компактного расселения друзов. Понятно, почему. То есть очень сложная ситуация вокруг них.

Друзы живут в нескольких государствах на Ближнем Востоке: в Сирии, в Ливане, есть в Израиле. В Израиле друзы занимают особое место. По сути, они пользуются теми же правами и так же защищают государство Израиль, как евреи. Я вам скажу, что в армии они очень широко представлены. Например, замначальника генерального штаба, начальник тыла израильской армии, точнее, Армии обороны Израиля ЦАХАЛ - друз по происхождению. В истории Израиля был командующий погранвойсками Израиля - друз по происхождению. Командующий ВДВ Израиля - друз по происхождению. И сейчас, кажется, один из руководителей парашютно-десантных войск (так они называются - ЦАХАЛ) - друз по происхождению.

Причём, друзы в отличие от бедуинов, которые также по определённому набору призываются в армию, воюют не в одном подразделении, а воюют вместе с евреями в одном подразделении. И зачастую командирами бригады, дивизии являются друзы по происхождению.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"