Проблема абортов. Гость - Леонид Севастьянов, исполнительный директор Фонда Святителя Григория Богослова, исполнительный директор правозащитной организации "Сохраним жизнь вместе".

Ведущая "Вестей ФМ" - Анна Шафран.

Шафран: Мы собирались поговорить о проблеме абортов, я ожидала появления в студии человека с бородой, в рясе, ну как-то вот такой образ мне рисовался. А пришел подтянутый молодой мужчина хипстерского вида, совершенно сломал всю картинку и весь стереотип. Как такого человека вдруг угораздило заняться проблемами абортов?

Севастьянов: Понятно. Сразу, так сказать, прямой вопрос. Я думаю, что ответ не может быть очень простым. Я считаю, что любые большие, глобальные вопросы всегда созревают на базе какого-то большого жизненного опыта. Прежде всего, я бы сказал, у меня два таких жизненных опыта - рождение моей дочери. И после того, как я прошел через все мытарства, для того чтобы отстоять право на рождение дочери, у меня возникла мысль, что кто-то должен заняться этими детьми, что они совершенно брошенные.

Шафран: А у вас, что, проблема какая-то была?

Севастьянов: Начну с самого начала. У меня забеременела жена (оперная певица, в Большом театре поет). Забеременев, сразу же куда? Идем в перинатальный центр по месту жительства, и первый вопрос, который задает врач: "Ну что, делаем аборт?" У меня сразу глаза...

Шафран: Это вообще, конечно, удивительно. А в связи с чем был задан вопрос?

Севастьянов: Мне вначале показалось, что это исключение, то есть совершенно сумасшедший человек, не контролируемый...

Шафран: По какой причине она вопрос этот задала сразу?

Севастьянов: Она начала доказывать, а зачем вам нужны дети, вам еще как бы рано, делайте аборт. Мы живем в центре, на Таганке, поэтому ходили по центральным больницам, это государственные больницы, то есть мы начали не с платной, а с государственных больниц. Причем у этого врача могут быть иконки разложены, знаете, он себя позиционирует даже православным, семейные ценности, все знает... И первый вопрос: "Ну что, делаем аборт?" Потом моя жена начала говорить: "Нет, никаких абортов, нам нужен ребенок, мы не мыслим в этих категориях". И потом в течение девяти месяцев полное мытарство. Мы пошли даже в платную клинику, очень хорошую клинику, но везде: у вас подозрение, что это будет даун, у вас там что-то с трубами не понятно, через четыре месяца будет выкидыш... То есть постоянно склонение к тому, чтобы сделать аборт.

Шафран: Ну, все в порядке, здоровый ребенок?

Севастьянов: В порядке. Жена даже переносила ребенка, то есть совершенно здоровый ребенок. Просто для меня он стал смыслом жизни. И вот я начал интересоваться, неужели это происходит только со мной? Все друзья, причем и ее подруги, все говорят, что приходишь в перинатальный центр, приходишь на прием к врачу с подозрением на беременность, первый вопрос: "Делаешь аборт?" Такое впечатление, что у нас есть заговоры, что вот как бы процесс рождения полностью находится на откупе у какой-то банды, я бы сказал, племени преступников и совершенно не контролируется. Они же врачи. А как вы докажете, допустим, что она ведет преступную деятельность?

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"