Франсуа Олланд предложил расширить состав Совета Безопасности ООН и ограничить применение права вето. Будущее международных институтов.

Также в эфире:

Проблемы в российской экономике, губернаторские выборы и др.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьев: А если говорить совершенно серьезно, то Путин выступил сильно. Но вскрылись принципиальные разногласия. И здесь не категория, что Путин - наш президент. Нет, я говорю из совершенно других соображений. Решается вопрос: будет ли ООН, будет ли эта площадка. Ведь сейчас говорят о реформировании. Надо реформировать ООН? Бесспорно. Ведь, посмотрите, как получилось. Я вчера об этом говорил в передаче. Я понимаю, что нет такого количества людей, чтобы смотрели все 8 часов подряд, я понимаю, что истории не совпадают 100-процентно. Но вы подумайте сами. Кто входит в постоянные члены Совета Безопасности ООН? Пять стран. А какие из них мусульманские?

Шафран: Хороший вопрос.

Соловьев: Угу. Непостоянные члены. Понятно, там чуть-чуть попроще. Но если посмотреть серьезно, то судьба мира, в том числе и мусульманского, решается, вежливо говоря, из каких-то других соображений. Религиозный фактор вообще отсутствует, и на это указывал в свое время Шимон Перес и на эту тему он встречался с папой римским и говорил, что необходимо создать какую-то единую структуру, где бы это учитывалось. И это все не шуточки. Вот это надо понимать. Это надо очень серьезно понимать.

Ситуация настолько сейчас сложная, поэтому мы говорим, что, изменилась мировая конфигурация. Конечно, надо дать совершенно другие полномочия Бразилии, Индии. Мы говорим о БРИКС, о расширении. Но при этом, когда Олланд и прочие начинают говорить, что давайте отменим право вето, это моментально уничтожает саму систему международных отношений, которая выстроена на платформе ООН. Это значит не надо договариваться, потому что всегда у тебя есть страны, потерявшие суверенитет, но имеющие голос, которые проголосуют так, как надо. Я сейчас не говорю про то, что начнут клеймить Россию. А Израиль? Какая будет судьба Израиля? Какая будет судьба неугодных малых стран?

Представляете, что было бы, если бы не было необходимости проходить через Совбез ООН, которую американцы и так де-факто отменили. Вы представляете, какое бы количество стран подверглось прямой военной интервенции со стороны США? Ведь заметьте, они так возмущаются тем, что происходит на Украине, но они совершенно не возмущаются своим поведением, которое, в принципе, запредельно. Просто запредельно. Они давно себя ведут, как жандарм мира, который считает, что имеет право навязывать свои ценности.

И вот здесь я многократно повторял и повторю еще раз: почему никогда ни в одной стране мира не прошла цветная революция, если там была сильная армия? Во-первых, какой критерий сильной армии? Это когда народ ощущает армию своей частью. Ведь почему настолько сильно изменилось с приходом Шойгу отношение к армии? Во-первых, вы поговорите с людьми. Для многих пойти на год, ты же очень правильно рассказывала, что многие говорят: "Да, это клево! Это правильно". А я считаю, что необходимо внедрить до конца и всем объяснить те социальные льготы, которые дает служба в армии. Отслужил, контрактником поработал и куда ты, и кем ты можешь быть.

Шафран: Раньше, насколько я помню, были льготные поступления в вуз.

Соловьев: Конечно. И это необходимо делать. Это необходимо оставить. А, главное, заметь, как меняется отношение к человеку в форме? Вот для меня в этом плане примером являются такие государства как Израиль, Нагорный Карабах, где отношение к армии - это часть народа. В Израиле вообще девушки с тобой разговаривать не будут, если ты в армии не служил. Ты ущербный. А у нас ты ущербный, если ты в армии служил. Так же было все 90-е годы. И вот это очень любопытный подход.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"