Ситуация в Сирии. Гость - Семен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьёв: Пришёл Семён Аркадьевич пораньше. Мы решили его запустить сразу в эфир. Напоминаю, у нас продолжается голосование. Правильно ли сделал Владимир Владимирович, что принял решение? Очень интересно украинские сайты пишут: "Третья за неделю. Сирийская оппозиция сбила ещё один российский самолёт. Лётчика взяли в плен". Я их обожаю. Продолжаем, да? "А ночью силовики РФ начали очередную карательную операцию против дагестанских ополченцев". Ничего так, да?

Шафран: Мне формулировка очень нравится. Всё это - гениальные люди.

Соловьёв: Они живут в каком-то своём мире идиотизма. Но у нас, к счастью, достаточно дегенератов, которые с радостью это транслируют. Семён Аркадьевич, что происходит? Почему американцы к вам прислушались, а наши - не всегда?

Багдасаров: Я послушал Поддубного. Прежде всего он обрисовал ту картину, которую я и представлял.

Соловьёв: Ну, он - красавец.

Багдасаров: Молодец. Конечно, молодец. Действительно, достоин самых высоких наград. Таких корреспондентов, прямо скажем, давно не было. Со времён, возможно, Великой Отечественной войны. Он обрисовал ситуацию. Ситуация понятна. Сирийская армия оказалась в достаточно тяжёлом положении, когда в Тель-Зоре... Можно представить, Тель-Зор, где дома стоят - это большое расстояние, и там люди в окружении дерутся. Конечно, надо оказывать помощь.

Вообще, там столько сейчас проблем, внутри Сирии, с точки зрения оказания помощи сирийской армии, что это (Владимир, я, может, расстрою) надолго, долго, долго... Потому что эти котлы разного рода, заблокированные шоссе вокруг Хомса и Хама, в Дамаске оппозиция воюет в Ярмуки. От Ярмуки (это бывший палестинский лагерь беженцев, сейчас, по сути, это пригород) до Дамаска - 8 километров до Дворца президента. Без комментариев. Понятно, да?

Соловьёв: Абсолютно.

Багдасаров: И самое страшное - они взяли под контроль провинцию Идлиб. А это уже Латакия впритык. А Латакия - это тыловой район Башара Асада, где в основном население - алавиты. И там, кстати, наша авиабаза находится. А чуть подальше - там Тартус, там наша морская... То есть всё очень и очень серьёзно. Чтобы решить эту проблему, то то, что мы наносим авиаудары, - это всё правильно, всё нормально. Но я боюсь, что сирийской армии нужна очень большая помощь. И в этом плане я поневоле задаю вопрос: а где наш славный Иран?

Соловьёв: О!

Багдасаров: Да. Вот смотри. Там воют представители "Аль-Кудс" разрекламированные. Касем Сулеймани - самый хороший и великий воин. И так далее. Я звоню: "Где наша "Хезболла"? Наша в кавычках, потому что они тоже воюют на стороне "Джебхат ан-Нусра" И отвечаю, что "Хезболла", как выяснилось, может воевать на очень локальных фронтах. Так, как это было с Израилем в июле 2006 года, как это было в битве под Кусейра.

Соловьёв: То есть не заточена для масштабных фронтовых операций.

Багдасаров: Нет. Сил не хватает, мобилизации не хватает. Много чего не хватает.

Соловьёв: И мышление другое.

Багдасаров: И мышление другое. Ну, не могут они это выстроить. То же самое - об иранских формированиях, которые, я думаю, там тоже пару-тройку десятков тысяч человек, которые не в состоянии решать. Но у Ирана огромный потенциал. У него армия вместе с корпусом стражей Исламской революции считается самой закрытой. По моим данным, от 500 до 700 тысяч человек. Серьёзная цифра?

Соловьёв: Более чем.

Багдасаров: Которая на вооружении имеет авиацию - те же Су-24, Су-25. В своё время им поставили соответствующую модификацию МиГов. Может, они не такие уж современные, но они есть. Даже есть F-4 Phantom, которыми они всегда хвастались, когда вели с нами переговоры, что "вот у нас есть до сих пор Phantom, которые мы до революции купили, и они до сих пор у нас летают". Намёк, что мы не всегда им вовремя что-то поставляем. То есть с авиацией у них тоже нормально.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"