Доклад о крушении малайзийского "Боинга", предоставленный Нидерландами. На прямой связи - адвокат Михаил Барщевский.

На прямой связи - блогер Анатолий Шарий.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьёв: Вчера, конечно, фантастическое передёргивание всего и вся. Когда Запад (я специально отсмотрел дикое количество СМИ) - все говорят: "Russian-made missile". То, о чём вчера Мария Захарова говорила. "Произведённые в России ракеты". Либо просто "Российская ракета сбила". А то, что вообще-то это всё советское, и что на вооружении армии Украины стоят точно такие типажи, которые там описаны... Там разные модификации, из-за чего сейчас идёт спор между голландской комиссией и нами. Я считаю (и ещё раз повторю), что мы допускаем очень большую ошибку. Я уверен, что нам необходимо потребовать проведения международного трибунала по всему тому, что произошло на Украине. Потому что то, что мы наблюдаем на Украине, - это преступление против человечности. И я не понимаю, почему мы это украинской власти спускаем с рук. Я просто не понимаю.

Хочу вам заметить, что с аналогичным преступлением начали действовать 60 стран под руководством Соединённых Штатов Америки, когда они объявили президента Сирии нелегитимным и стали его свергать. То есть они считают, что это нормально. Но есть интересная юридическая коллизия, в которой я, например, сам разобраться не могу. Поэтому я решил обратиться к выдающемуся специалисту-юристу. Михаил Юрьевич Барщевский. Вы его, естественно, все очень хорошо знаете. Человек очень-очень глубокий и блестяще разбирающийся в вопросах юриспруденции. Потому что решение голландцев, заявление Совета безопасности Голландии о том, что Украина обязана была закрыть небо, уже привело к тому, что малайзийцы говорят о необходимости подать в суд на Украину.

Михаил Юрьевич, доброе утро. Спасибо, что согласились выйти в эфир. Можно к вам обратиться не как к полномочному представителю разных-разных органов, не как к большому государственному деятелю, а как к юристу в первую очередь?

Барщевский: Давайте попробуем. Доброе утро.

Соловьёв: Михаил Юрьевич, какая юридическая коллизия вытекает из этого доклада, опубликованного голландской стороной?

Барщевский: Прежде всего скажу такую вещь. Тут я навскидку сейчас, естественно, не имея под руками нормативных актов, не смогу ссылаться на конкретные нормы конкретных международных конвенций и кодексов. Но логика этого доклада, как я её воспринимаю, по крайней мере сегодня такова. Нидерландцы говорят: "Мы установили две вещи. Мы установили, что самолёт сбит ракетой "Бук" (значит, можно предъявлять иски к тем, кто эту ракету "Бук" запустил). Сейчас не обсуждаем, кто это сделал. И катастрофа эта стала возможной, потому что украинские авиационные власти не закрыли воздушное пространство. В рамках нашего уголовного права это называется "преступная неосторожность".

Соответственно, ещё иски, вторые иски (или первые иски) можно предъявлять к тем, кто виноват в том, что воздушное пространство, не безопасное для полёта гражданских самолётов, оказалось открытым. В данном случае понятно, что речь идёт об украинских авиационных властях. Авиационные власти - это правительственная структура. То есть речь идёт об исках Украине как государству.

Здесь всё более-менее понятно, кому иски могут быть предъявлены. Мы сейчас не обсуждаем размеры этих исков. Понятно, что речь идёт о компенсации...

Соловьёв: А сам факт.

Барщевский: Да, о компенсациях материальных и так далее. Что касается первых исков - к тем, кто запустил "Бук", - если предположить, что выяснится, что это были тоже украинские воинские части (на чём настаивают, как я понимаю, к чему подводят заключение "Алмаз-Антея"), то два иска в одну сторону пойдут, к одному ответчику.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"