"Офшорный вброс": что такое офшор и как это работает? На прямой связи - Андрей Клишас, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьёв: Весь мир (точнее, кроме Америки - им вообще было наплевать) с замиранием сердца ждал страшных разоблачений, которые должны были случиться в воскресенье в 21:00. После того как материалы были опубликованы, стал ясен разрыв между опубликованными материалами и тем, о ком шла речь. То есть все кричали, что сейчас будет конец карьеры Путина, Путин займёт первое место в списке миллиардеров. Оказалось, что фамилии Путина вообще нет в документах.

Шафран: Это досада и разочарование, конечно.

Соловьёв: А вот фамилия Порошенко есть.

Шафран: Но что самое интересное, в отличие от всех западных стран, где были затронуты высокие чиновники в этом расследовании, их имена, они заявили о том, что "мы будем расследовать всё непременно. Это спасибо большое. Мы заинтересованы в том, чтобы бороться с коррупцией". Украина поступила противоположным образом.

Соловьёв: Да. Она даже сказала, что не будет рассматривать. И также интересно, что нет ни одного американца. Но об этом ещё поговорим. Только с чего ты решила, что речь идёт о борьбе с коррупцией? Наличие офшорных компаний - не синоним коррупции. Даже близко.

Шафран: Я цитирую этих людей.

Соловьёв: И вот это очень важный момент. Потому что идёт подмена понятий, такой журналистский вброс. Поэтому мне бы хотелось сначала разобраться, всё-таки что происходит. Sky News вовсю пытается рассказать, связать виолончелиста Ролдугина с тем, что... Знаешь, он - знакомый Путина. Кстати, Порошенко - тоже знакомый Путина. Обозначает ли это, что офшоры Порошенко имеют отношение к Путину? Ну, что же мешает... При этом, заметь, Sky News, которая британская, отнюдь не собирается ничего говорить про родственника Кэмерона - отца, у которого оказались офшорные компании. Но давай поговорим с большим специалистом в вопросах юридических.

Шафран: С нами на связи - Андрей Александрович Клишас, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. Доброе утро, Андрей Александрович.

Клишас: Доброе утро.

Соловьёв: Андрей Александрович, доброе утро. Кроме всего прочего, если я правильно понимаю, по изначальной профессии вы - адвокат.

Клишас: Юрист, который до этого занимался юридическим обслуживанием бизнеса. Так, наверное, правильно.

Соловьёв: Юрист. Это точнее. Поэтому вы наверняка хорошо понимаете. Потому что у нас народ ведь не очень понимает, что такое - офшорная компания. Законно это или незаконно, для чего их делают, что говорит на эту тему законодательство, можно, нельзя. Вот не могли бы вы внести ясность?

Клишас: Хочу сказать, что это обычный понятный механизм для ведения предпринимательской деятельности. В большинстве своём офшорные компании создаются в той ситуации, когда есть инвесторы из различных юрисдикций, они решают совместно вести тот или иной инвестиционный проект, создают эту компанию в удобной для них юрисдикции и занимаются нормальной обычной предпринимательской деятельностью. Это абсолютно легально.

Соловьёв: Как это может помочь или помешать уходу от выплаты местных налогов? То есть, например, если офшорная компания работает в России, она освобождается от налогов?

Клишас: Смотрите, Володя, есть разные правила той или иной юрисдикции. Какая-то юрисдикция берёт с офшорной компании налоги. Просто налог, как правило, значительно меньше, чем налог, например, который нужно платить в России, Соединённых Штатах или в каком-то другом государстве. Фирма платит некоторую фиксированную таксу, созданную без каких-то операций. Когда речь идёт об уклонении от уплаты налога, я хочу сказать, что это уже...

Соловьёв: У нас какая-то беда. Андрей, вы где-то едете? Потому что всё время прерывается связь.

Клишас: Нет, я на месте нахожусь, стационарно. Я не передвигаюсь.

Соловьёв: Это какой-то ужас. Потому что у нас всё время прерывается связь. Наверное, враги офшорных компаний нас глушат.

Клишас: Возможно.

Соловьёв: Я просто вот что хочу понять. Если офшорная компания работает в России, у неё есть шанс избежать уплату российских налогов, как результат своей деятельности?

Клишас: Только если российское правительство позволяет это делать.

Соловьёв: Российское правительство позволяет это делать?

Клишас: В тех случая, когда существует законодательство, позволяющее избегать так называемого двойного налогообложения.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"