14:36, 26 декабря 2011

Оппозиционеры хотят вернуть России правое крыло

России нужна новая правая партия, но пока никто не знает, какой она будет. О создании новой политический силы говорят уже не только оппозиционеры, но и в околопрезидентских кругах. Среди известных фигур, которых связывают с вероятным возникновением такой партии, - Алексей Кудрин, Михаил Прохоров и Борис Надеждин. Однако наблюдатели полагают, что эти персоны не могут гарантировать успех проекта, поскольку они не являются абсолютно новыми лицами на политической сцене. Кроме того, до следующих выборов в Госдуму - 5 лет, и неизвестно, сможет ли правое движение выдержать испытание временем. Очередной разговор о реанимации правых сил - в материале корреспондента "Вестей ФМ" Николая Осипова.

Очередная попытка оживить правых: разговор заходит все выше и выше. После митингов известные политики выступили с мнением о нехватке правого крыла в России. Вот цитата нового спикера Госдумы Сергея Нарышкина из "Российской газеты": "Политический ландшафт изменился, но "правое" крыло оказалось опять не представлено в Госдуме. Конечно, если бы барьер преодолела еще одна партия, то, наверное, это бы в большей степени отражало расклад политических симпатий в обществе. Пока этого, к сожалению, не произошло".

Формально к правым себя причисляют многие из тех, кто выступал на митинге 24 декабря. Но явного лидера среди них не видно, потому кадровый вопрос для правой политики очень актуален. Алексей Кудрин, к примеру, уже заявлял, что готов поучаствовать в новом проекте, говорил он об этом и сразу после своего выступления на проспекте Сахарова, но был очень краток.

"Я готов содействовать ее созданию, а кто ее возглавит, будет определено потом", - сказал Кудрин.

Кудрин не детализирует свои соображения по поводу правого проекта. Но его частично выдал Борис Надеждин, покинувший на днях "Правое дело" и рассказавший прессе, что Кудрин ведет консультации по поводу неоправого движения, а в интервью "Вестям ФМ" Надеждин назвал тех, кого хотел бы видеть в лидерах, причем их должно быть несколько, а не один, как у КПРФ или ЛДПР.

"В наших реалиях кто-то должен поднять флаг. Идеальная конструкция выглядела бы сочетанием трех источников. Первым таким источником должны стать рассерженные горожане, которые вышли на митинг в Москве. Второй составной частью партии должна быть какая-то часть элиты, часть бюрократии. И здесь фигура Кудрина смотрелась бы очень хорошо. Наконец, третий важный элемент (поскольку это все-таки правая партия, а не левая) - это элемент, связанный с бизнесом, средним классом, предпринимателями. И здесь Прохоров смотрится совсем неплохо", - думает Надеждин.

Сам Надеждин теперь представляется как независимый политик, поскольку официально не принадлежит к существующим партиям. Ряд изданий сообщили о его идее создать новый проект на базе старого Союза правых сил, что вызвало ряд сомнений, поскольку еще не забыт опыт Михаила Прохорова, когда взяли "Право дело", помечтали о ребрендинге, но в итоге со скандалом разошлись в разные стороны . СПС еще менее удачная основа для такого политического креатива. Однако Борис Надеждин внес поправки в публикации: никаких старых партий, все только новое.

"Газеты написали, что я предложил строить партию на базе СПС, но это чушь собачья, совершенно точно, что новую правую партию нужно строить совершенно с нуля, не пытаться преобразовать это несчастное "Правое дело", из которого я, кстати, на днях вышел в силу бессмысленности", - сказал Надеждин.

В поддержку этих слов СМИ сейчас активно цитируют президентского советника Аркадия Дворковича, который полагает, что партию надо создавать полностью с нуля, чтобы никакой прошлый опыт не мог помешать. Потенциальные лидеры не слишком свежи: Надеждин 20 лет в политике, Кудрин с 90-х в правительстве, Прохоров успешный олигарх с неудачным политическим опытом, и неизвестно, как к ним отнесется общество, комментирует президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов.

"Проблема в том, что сегодня многие персоны правого движения часто воспринимаются как такие подставные фигуры, призванные скорее приватизировать и утилизировать протестную активность, чем принципиально изменить политическую реальность. Лидеры нужны, когда нужна самоорганизация. Сейчас мы видим, что самоорганизация выше, чем качество предполагаемых лидеров. Думаю, что Кудрину важнее сохранить репутацию человека, искренне стремящегося стать посредником между властью и протестом, нежели репутацию человека, который хочет приватизировать протестную активность в пользу создания какой-то партии", - рассуждает Виноградов.

Стремление либералов собрать в новом проекте сразу нескольких лидеров - еще один фактор, играющий против них. Того же Прохорова на недавнем митинге, как говорят, не пустили на сцену по указанию организаторов - своих выступающих хватает и уже заметно, как многие из них ревнуют аудиторию к своим же соратникам. И тут возникает новый вопрос: способен ли проект, который ведут сразу несколько лидеров, выстоять 5 лет, до ближайших выборов, и не рассориться, а этим чаще всего заканчивались все либеральные проекты. Формально условия для них вот-вот будут созданы, создавай что хочешь, напоминает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. Вопрос только в выживаемости проекта.

"Насколько удачно выбран момент для организации новой партийной структуры еще и подчеркивает то, что Дмитрий Медведев недавно инициировал упрощение создания новых проектов. Если это сработает и будет проведено через Госдуму, Совет Федерации, а уж Медведев, судя по всему, подпишет данный закон, на пути создания нового проекта практически не останется никаких препятствий, его реализация вполне вероятна", - комментирует Мухин.

Технически, действительно, все возможности есть, но новый проект пока не ассоциируется ни с одним новым лицом и это считают его главным недостатком. Никто пока не рискует создавать что-то принципиально новое, а потенциальные лидеры лишь прощупывают почву, опасаясь повторить судьбу проекта Прохорова, которого хватило на несколько месяцев, а здесь придется работать по меньшей мере 5 лет - до того, как неоправые получат возможность побороться за места в федеральном парламенте.