Заезд Александра Кокорина по встречке. Обстановка на Ближнем Востоке и блокада ДНР и ЛНР. В гостях у Владимира Соловьева и АннаыШафран - Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.

ШАФРАН: Есть такая страна – Йемен, которая вышла в последнее время из фокуса внимания. А на самом деле там много событий.

САТАНОВСКИЙ: Но она же у вас вышла из фокуса внимания.

ШАФРАН: В информационном пространстве. Мы сейчас будем наверстывать упущенное.

САТАНОВСКИЙ: Потому что занимаетесь, журналисты, черт знает чем.

ШАФРАН: Это правда, мы – плохие люди!

САТАНОВСКИЙ: Да вы не плохие, а часто – такие бестолковые! Мне недавно позвонил журнал Der Spiegel: "Дайте нам интервью". Я говорю: "Не дам!" – "Почему?!" Все же должны в очереди стоять журнала из Германии. "Да потому что все равно все переврете, у меня есть эксперты, давали вам интервью, ушли расстроенные. Ничего нельзя проверить". – "Мы сделаем вам хороший перевод, только хороший!" Откуда я знаю, чего вы в переводе напишете?! И все равно я не смогу вам сказать то, чего я думаю. Ну, например, про ваши санкции, про вашего канцлера" - "Но зато вы сможете похвалить Путина", - да! Логика железная! Я продолжаю балдеть...

ШАФРАН: А это вам прямо сказали?!

САТАНОВСКИЙ: Да-да, "зато вы сможете похвалить Путина"! Знаешь, я должен просто... И девушка так удивилась, когда я сказал: "Ну, санкции у меня против ваших средств массовой информации".

ШАФРАН: То есть Сатановский ввел свои личные санкции против Spiegel?

САТАНОВСКИЙ: Нет, против всех! Я и The Guardian послал. Пока вы санкции с нас не снимете, у меня против вас санкции. Не буду из принципиальных соображений! Обиделась. Ну, хорошо.

Газета The Guardian – то же самое. Им говоришь: "Не дам!" – "Почему?!" – "Санкции против прессы и Ее Величества". Логика дальше железная: "Но мы не во всем согласны с нашим правительством, и вообще у нас далеко не все англичане! У нас столько палестинцев работает!" Ну, прямо для меня это вообще козырь номер один! Ладно, The Guardian послали.

Вчера с утра звонила отечественная радиостанция, не скажу, какая. Позорить не хочу. "Слушайте, мы хотим ваш комментарий" – "На что?" – "Ну как, вы наверняка знаете уже!" – "Спасибо за комплимент". Позвонили с утра, разбудили. "Сирийская армия взяла господствующую высотку над Пальмирой. Нам нужен ваш комментарий: можно ли теперь говорить, что Пальмира уже взята?".

ШАФРАН: Какой ужас! Вы это прямо процитировали дословно?

САТАНОВСКИЙ: Да-да! Я в вежливой достаточно форме человеку объяснил, что вопрос у него идиотский. Я не знаю, он придумал его, не он придумал, но очень часто приходят журналисты с вопросом: "А можно ли сказать?" - и как только ты по глупости говоришь, что можно и так сказать, что можно и не так сказать, можно быть совершенно уверенным, что дальше прозвучит: "Как нам заявил Сатановский…", - то есть я гонялся за ними, требуя, чтобы они приняли мое заявление, - "Пальмира уже взята". После чего они же начинают опровергать: "А вот, как нам заявил Сатановский, Пальмира еще не взята", - то есть все хорошо. Понятно, да?

В этом качестве вопрос того, что есть информационный повод, что не есть информационный повод для массы расплодившихся вокруг нас на планете радиостанций, интернет-изданий, независимых информагентств, журналистов-фрилансеров… Знаете, что есть такая категория специальная – "охотник за информацией", журналист-фрилансер. То есть, он – никто, и звать… А, Майкл Бом! Он – журналист-фрилансер. То есть он нигде не работает, но он по-прежнему гордо считает себя журналистом. А есть еще блогер-фрилансер. То есть он нигде не работает и звать его никак, но при этом у него есть блог.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Видеоверсия программы.

Подкасты программы "Полный контакт".