Успех детей и жен чиновников в бизнесе. Где грань между формальным соблюдением закона и справедливостью? Гость - адвокат, член Общественной палаты РФ Шота Горгадзе.

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

ГОРГАДЗЕ: Сегодня я хотел бы поговорить на тему, в которой больше вопросов, чем ответов. И, если честно, когда я обычно задаю вопросы и предлагаю их к обсуждению, у меня есть свое мнение, свое видение. Здесь я до конца не могу определиться, где все-таки грань, которую переступать нельзя. Объясню, о чем я. Новость вчерашнего дня: "Дети арестованного экс-главы Удмуртии оказались владельцами крупных активов".

СОЛОВЬЕВ: Да не то слово!

ГОРГАДЗЕ: Одна дочь владеет активами на 1,8 миллиардов рублей, вторая дочь оказалась в бизнесе более успешной – она владеет активами на 32 с лишним миллиона рублей. Да, значит, первая дочь больше заработала. Где с моральной точки зрения, с правовой точки зрения все-таки справедливость? Когда мы не ограничиваем топ-менеджеров государства, то есть высоких чиновников высокого ранга, которые, безусловно, имеют власть не только над ЖКХ, но и над серьезным бизнесом, находящимся в их регионе, или же все-таки ущемление прав совершенно самостоятельных взрослых людей, которые являются членами семьи этого чиновника, и никто не вправе ограничивать их заниматься бизнесом.

Есть поговорка, которая совершенно справедливо, Владимир, звучит, что сын за отца не отвечает, и в этом есть рациональное зерно. Но, с другой стороны, мы понимаем, что здесь открываются не просто врата в рай коррупции, таким образом чиновник может забирать в интересах своих детей крупный бизнес. Я не говорю сейчас о ситуациях, когда дети чиновников становятся членами совета директоров неких компаний, получают госдолжности, этому я могу найти объяснения. Потому что человек, который и сам был образован и стал чиновником, он, соответственно, дает и достойное образование своим детям, и ничего удивительного в том, что они в итоге становятся тоже управленцами, я не вижу. Но когда совершенно девочки лет по 18-20-25 становятся с момента получения должности отцом сразу совладельцами крупного бизнеса, миллионерами, а то и миллиардерами, у меня возникают очень большие вопросы.

И я на них не могу найти ответов, потому что я понимаю прекрасно, к чему это приводит. С одной стороны, именно такая безнаказанность и вседозволенность порождает аля Мара Багдасарян. Мы знаем ситуации, когда не только дети бизнесменов ведут себя безответственно, но дети чиновников и такие ситуации достаточно часты. С другой стороны, кто пойдет на госслужбу, если вся семья должна от этого страдать? И почему должны мучиться или сидеть без работы, например, дети или жена того или иного чиновника. А чем они должны зарабатывать себе на жизнь? Кормиться от папы? Вот вопросы, которые я для себя ставлю. Я понимаю, что что-то менять необходимо обязательно, но все-таки что будет более справедливым – я до сих пор для себя ответа найти не могу.

СОЛОВЬЕВ: Хороший вопрос.

ГОРГАДЗЕ: Но мне почему-то кажется, Владимир, что все-таки какое-то ограничение должно быть.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"

r