Темы: Рассмотрение в Думе вопроса о детских суицидах и "группах смерти".

Лишение гражданства осужденных за терроризм. Наказывать родственников террористов: правильная мера или нет?

Равенство - это справедливо?

На связи - Ирина Яровая, зампред Госдумы. 

Рубрикант в студии - Михаил Барщевский.

Ведущие - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

ЯРОВАЯ: Наша общая задача – работать не с последствиями, а спасать жизнь ребенка, когда ее еще можно спасти. И закон именно об этом, чтобы сделать неотвратимым наказание для преступников, чтобы оперативно выявлять и пресекать их преступную деятельность, и работать на профилактику, спасая жизни детей.

СОЛОВЬЕВ: Вас уже начали критиковать за этот закон?

ЯРОВАЯ: Уникальность ситуации заключается в том, что после внесения мною закона 86 коллег из Совета Федерации, Государственной Думы обратились с просьбой о присоединении к законопроекту о поддержке его. Но критика - она была такая странная, я бы сказала, она звучала от одних и тех же изданий, может быть, которые всегда отличаются особой тягой и любовью к тому, чтобы описывать происшествие, но не защищать общество, когда некоторым нравится в большей степени критиковать правоохранительную систему, но не давать возможности правоохранителям работать. Я считаю эту критику незначительной и несущественной - по простой причине, что сегодня мнение общества в этом вопросе столь консолидировано и одинаково настороженно, и обострено в требованиях, в понимании того, что нужны новые меры защиты детей, что Интернет стал системой новой коммуникации…

СОЛОВЬЕВ: А что предлагает закон, в чем корень закона?

ЯРОВАЯ: Во-первых, у нас в прошлом году 720 несовершеннолетних погибли. Это называется "самоубийство", но я это называю "дистанционным убийством", когда через воздействие на психику ребенка его склонили к самоубийству. И вот на сегодняшний день по всем этим фактам, к сожалению, нельзя возбудить уголовные дела и привлечь этих негодяев, преступников к ответственности, потому что де-юре это - не преступление. Впервые в уголовном законодательстве появятся статьи "Склонение к самоубийству" и "Содействие самоубийству".

СОЛОВЬЕВ: Сильно.

БАРЩЕВСКИЙ: На компьютер ребёнку приходит сообщение: "Ты должен сделать себе маленький надрез на мизинце". С чего начинается? Там, по-моему, приказ совершить самоубийство – это 50-й приказ. Значит, до это 49 приказов с самоубийством не связаны. "Маленький надрез на пальце…" То есть – воздействие через психику; потом там - более глубокий надрез, потом ты должен сделать то-то и то-то, то есть 49 раз ему дают некие усложняющиеся приказы, ломая его психику и делая его абсолютно зависимым, перед тем, как он получит последний приказ - прыгнуть из окна.

Я со слуха сужу о содержании законопроекта. Вот мы на третьем приказе увидели в компьютере ребенка подобную группу, подобное распоряжение. А мы не можем возбудить уголовное дело по поводу доведения до самоубийства - там про самоубийство еще ни слова не сказано! Про самоубийство будет сказано в последнем приказе, и что делать?! И опять мы боремся с последствиями!..

Надо что-то делать, и попытка Яровой зайти через привлечение к уголовной ответствености - она как минимум полезна... Не уверен, что надо принимать новый закон. Может быть, надо просто изменить статью, предусматривающую ответственность за доведение до самоубийства. Может, через судебную практику разъяснить какие-то моменты, которые мешают якобы...

Но сами граждане!.. Вот, увидели в Интернете, напоролись - пусть даже у вас нет маленьких детей... Ну, дайте "горячую линию", чтобы человек мог позвонить: "Вот, сайт - такой-то, адрес - такой-то!"

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"

r