Тема: Акции протеста 12 июня.

Гости в студии - блогер Илиас Меркури, адвокат Виолетта Волкова.

Ведущие - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

ВОЛКОВА: Полиция сказала: организаторы не дали команды допустить народ к сцене. Вот этот народ, вот это "броуновское движение"...

МЕРКУРИ: Он (Рубанов) появился ниоткуда и обнимал вот этот пульт...

ВОЛКОВА: Этот пульт он обнимал сам! Если бы он чужой, кто бы ему дал так обнимать по-хозяйски!

СОЛОВЬЕВ: Они просто лжецы?

ВОЛКОВА: Я думаю, что да!

МЕРКУРИ: Конечно!

СОЛОВЬЕВ: То есть Навальный - просто лжец, когда кричал, что ему не дали сцену?

ВОЛКОВА: Я это засняла на всякий случай! Потому что я это видела своими глазами! Вот, стоит пульт, вот Рубанов на нем, где он играет, руки держит.

СОЛОВЬЕВ: То есть получается, что хулиганство на Тверской была запланированной провокацией?

ВОЛКОВА: А вы знаете, я вчера разговаривала со своими фолловерами...

МЕРКУРИ: Они выставили в ряд этих малышей, которые говорили: "Это - не наш митинг! Давайте на Тверскую!".

ВОЛКОВА: Но дело в том, что я буквально вчера разговаривала с фолловерами, они говорят, в Сети были сообщения о том, что будет два мероприятия. Я, в принципе, так и думала, что одно будет санкционированным, другое – несанкционированным. И одно будет просто "На митинг!", а второе будет – "На митинг – и в машину!". Как в анекдоте получается: "На митинге был? – Не был! – Давай на митинг и в машину!". Это примерно та же самая ситуация! Это была история чисто для того, чтобы там повинтиться, чтобы там как можно больше народа было задержано, арестовано, и желательно, чтобы это были дети. Слушайте (я следила за тем, что происходило на Украине), это - чисто украинский вариант, когда там постоянно выходили студенты. Выходили, выходили, выходили – до определенного момента, когда их жестко не начали задерживать. И тут сразу вышло на улицы огромное количество народа: родители, родственники, знакомые, друзья – и началась вся эта история с Майданом.

МЕРКУРИ: Ультраправые. Не случайно, что сейчас вперед идет Алексей Навальный, который националист. Хотя он был уже кем угодно, но это далеко не случайно – это повтор того, что случилось на Украине в 2014 году.

СОЛОВЬЕВ: А ты думаешь, ультраправые уже подтянулись?

МЕРКУРИ: Они там были! Дело в том, что, когда...

СОЛОВЬЕВ: На Тверской?

МЕРКУРИ: Да, конечно! А что, дети, что ли, были?

СОЛОВЬЕВ: А кто был на Тверской?

МЕРКУРИ: Малолетние дегенераты. Потому что я не приемлю после того, что я увидел, чтобы их называли "детьми". Какие они дети?! Дети были как раз с родителями и хотели пообщаться с реконструкторами, посмотреть, что там происходило. Дети оттуда убегали с родителями, когда началась эта вся история. А эти, которые стали подниматься на строительные леса, они могли реально пострадать. Они разбивали стекла, чтобы убегать от полиции. Они же показывают сейчас, эти наши любимые СМИ и "Арбатская башня", только момент задержания непосредственно, а что было до этого – не показывают. Там уже возникал конфликт между реконструкторами и этими условными "детьми". Причем надо понимать, что реконструкторы – это крепкие мужики, потому что я потом час снимал все, что было – там было 200 тысяч человек. Я все снимал, когда вот эту гопоту оттуда убрали. Там были обычные нормальные люди, которые занимаются любимым делом. Там было 6 тысяч реконструкторов, кстати, и аниматоров. Понятно, что и семьи – и все были с детьми.

СОЛОВЬЕВ: То есть они могли "замять" этих хулиганов на счет "раз"?

МЕРКУРИ: За 2 секунды!

ВОЛКОВА: Они там и заминали! Я в Сети смотрела, видела.

МЕРКУРИ: Они должны спасибо сказать сотрудникам полиции, что они очень быстро и недостаточно жестко разобрались с ключевыми товарищами.

Я потом услышал цифру в 750, вы говорили. Откуда она взялась? Первую написали - 150, а потом можно делать вид, что "мы перепутали первую цифру – 7 и 1".

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"