Реакция на нападение на журналистку "Эха Москвы". Реакция оппозиции на выдвижение Ксении Собчак в качестве кандидата в президенты. Гость - блогер Илиас Меркури

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Владимир Соловьев в Twitter

МЕРКУРИ: В силу последних событий, я так понимаю, вы уже заказываете всякие нападения? Во-первых, хочу всем напомнить,  ура-патриотам в первую очередь, что не время ни злорадствовать, ни комментировать в ключе, что так им надо. Им так не надо.

СОЛОВЬЕВ: Это бесспорно.

МЕРКУРИ: Я жду и надеюсь, что скоро Фельгенгауэр выздоровеет, и мы услышим ее версию тоже. Потому что это абсолютно противно смотреть и слушать, что говорят ее коллеги. Ладно, я считаю, что у них случилась вот эта нервная истерика. Она в какой-то степени оправдана, потому что это их коллега, они с ней общаются каждый день многие годы, и внезапно такое несчастье. Она могла погибнуть. Этот психопат, который их психопат, а не ваш, при всем уважении к вашей пропаганде, это не ваш пациент. Это пациент "Эха Москвы", и он им не нравится. Они об этом не знали сразу. Ну, теперь об этом знают.

СОЛОВЬЕВ: Так поэтому одиночные пикеты: пропаганда нападает, пропаганда убивает. Это как раз "Эхо Москвы" расчехляется? То есть они признаются в том, что они пропагандистская машина?

МЕРКУРИ: Ну, конечно. Они что, разве это отрицают? Из-за того, что Венедиктов это называет освещением событий, это не перестает быть пропагандой. Потому что ты даешь цифру, условно, Алекса, в три тысячи человек. Их там нет, но есть фотография. Теперь у нас есть квадрокоптер, это Алекс научил как надо делать. Ребята это делают, снимают.  Бери и считай. Пусть всей редакцией сядут и пересчитают их. Что тут такого? Их там было 350 человек. Никаких трех тысяч.

Возвращаюсь к товарищам с "Эха". Им конкретно отвечать, коллегам, не стоит, потому что у них действительно истерика. Все-таки страшно, когда ты в центре Москвы работаешь, и тут психопат с легкостью прошел первый пост внизу, кстати, управляющая компания должна ответить, почему так случилось.

СОЛОВЬЕВ: Я считаю, что это никакая не охрана, а вахтеры.

МЕРКУРИ: Ну, это вахтеры, это не охрана. Там сторожа. Поэтому Плющев ничего нового не скажет. Надо подождать, когда человек выздоровеет, и послушать, что она скажет. Участвовать в этой шизофрении лучше не стоит. Это касается как раз коллег Фельгенгауэр - их комментировать бесполезно. Я бы не стал. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"