Нападение на журналистку "Эха Москвы". Как организована безопасность? Экс-главу Российской федерации баскетбола Юлию Аникееву объявили в розыск за хищение. Расследование Transparency International в отношении гостеатров. Эти и другие темы обсуждают Владимир Соловьев и Анна Шафран на "Вестях ФМ".

Владимир Соловьев в Twitter

СОЛОВЬЕВ: Невеселый день вчера был. Я желаю, естественно, здоровья Татьяне Фельгенгауэр, потому что можно сколь угодно спорить друг с другом, высказывать разные точки зрения, но я многократно говорил в своих эфирах, что ни при каких обстоятельствах нельзя опускаться до физического воздействия. Если вы помните, я многократно осуждал и зеленку, и тортик, и подлые съемки видео, не говоря уже о физическом контакте. Об истерике, которая началась, мы поговорим чуть позже. Как я понимаю, Венедиктов все время выкладывает фрагменты наших эфиров.

ШАФРАН: Это всегда было так.

СОЛОВЬЕВ: Но важно другое, что им так и не удается найти ту фразу, которую Ларина клеветнически мне приписала.

ШАФРАН: Это правда.

СОЛОВЬЕВ: Но это отдельная тема - тема псевдо-журналистов, которые с радостью ее цитировали, даже не спросив у нее об источнике, не найдя эту цитату. Оставлю ложь Лариной не только на совести Лариной, я оставлю за собой право требовать как извинения от Лариной, так и рассматривать  иные формы юридической защиты моего честного имени, потому что это, конечно, уже запредельная подлость с ее стороны. О том, что произошло на станции "Эхо Москвы", мне много что есть сказать. Но у нас будут гости, мы эту тему серьезно обсудим.

Я много лет работаю на радиостанциях, на двух работал, я не помню, чтобы хоть где-то можно было взять и зайти в зону, где находятся журналисты.

ШАФРАН: Нет.

СОЛОВЬЕВ: Существует определенное правило защиты эфирного вещания.

ШАФРАН: Есть, во-первых, вход в зону, где происходит вещание, есть непосредственно студия, куда не каждый тоже может войти, единицы это могут сделать.

СОЛОВЬЕВ: Во-первых, там еще надо было подняться на лифте, то есть он взял какой-то пост, брызнул в глаза, подлез под турникет, дошел до лифта, и ничего не произошло за это время. На выходе из лифта его не встречали, а это значит, что никакой тревожной кнопки нет. Дальше он попадает в зону, где находятся сотрудники радиостанции, журналисты, его никто не встречает, не выясняют, у него не проверяют документы. У нас это все несколько раз происходит: либо ты без сопровождающего никуда не пройдешь, либо без пропуска, который дает тебе возможность доступа, при этом на пропуске еще должно быть твое лицо.

ШАФРАН: Есть несколько зон, в каждую из которых для входа необходим пропуск.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"