Военная операция Турции в Африне. Гость - Семён Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии.

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Владимир Соловьев в Twitter

ШАФРАН: Семен Аркадьевич, расскажите, пожалуйста, что происходит на Ближнем Востоке? По полочкам нам, пожалуйста, разложите.

БАГДАСАРОВ: Сейчас, конечно, всех все интересует то, что происходит в Африне. Объективности ради, скажем так: турецкая пресса пишет одно – победные реалии; курдская пресса пишет прямо противоположное. По факту ситуация заключается в следующем: первое – на этот раз это операция турецкой армии и их союзников из среды, как их называют, Сирийской свободной армии, но на самом деле – это конгломерат, микс различных группировок, в основе которых "Братья мусульмане" и не только, которые условно называются "сирийской оппозицией". Решение принято – попытаться максимально зачистить территорию, которую контролируют Сирийские демократические силы, основу которых составляет Партия демократического союза или, как у нас ее называют, не совсем верно – сирийские курды.

Африн – это административный центр самопровозглашенного кантона Африн сирийской провинции Алеппо. Он расположен на удалении от турецкой границы в 20-25 километров, а от Аазаза – сирийского города, оккупированного турками – 15-18 километров. И они к нему даже не подошли на третий день боев, имея абсолютное преимущество в живой силе, технике, в авиации и так далее.

Речь идет о следующем: операцию осуществляют силами, в основном, Второй полевой армии, которая дислоцирована на границе с Сирией, Ираком и Ираном, и один из корпусов – это корпус, который расположен напротив Сирии. Это одна из самых больших полевых армий Турции, на базе которой, насколько я понимаю, создана оперативная группа для управления этой операцией (если верить курдам, которые находятся непосредственно в руководстве). Плюс 25 тысяч так называемых сирийских оппозиционеров. А им противостоят 80 тысяч (по турецким же данным) курдских и арабских ополченцев. Больше всего, конечно же, курдских, у которых нет танков, нет средств ПВО. И вот они на третий день даже не подошли к этому городу. Правда, они говорят, что "мы город брать не будем – мы его возьмем в блокаду, и потом вынудим их сдаться", потому что у них есть опыт печальный штурма Эль-Баба – они семь месяцев штурмовали Эль-Баб, в том числе, все эти месяцы вели боевые действия внутри Эль-Баба. 

Кстати, внутри Турции уже раздаются голоса о том, что – "а куда мы влезли?!". Есть такой лидер Республиканской народной партии Турции (это основная оппозиция Эрдогану, партия, созданная Кемаль-пашой (Ататюрком). Его тоже зовут Кемаль (Кылычдароглу). Он прямо так и сказал: "Куда лезем? Во что это обернется?". Хотя соотношение сил и средств чисто в военном плане – это "медведь хочет кролика поймать". Но "кролик" еще и кусается, и не дается. Это то, что там происходит.

СОЛОВЬЕВ: А какова сейчас картина потерь, мы понимаем реально?

БАГДАСАРОВ: Турки говорят одно: сегодня говорится, что один-единственный солдат пока убит в ходе обстрела Килиса.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"