Кандидаты в президенты России.

Рубрикант в студии – Евгений Сатановский.

Ведущие – Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

САТАНОВСКИЙ: Вот последнее выступление Ксении Анатольевны. Я так понял, что если она будет президентом, то здесь всё порушится окончательно.

СОЛОВЬЁВ: А какой страны?

САТАНОВСКИЙ: Я имею в виду Российскую Федерацию. Она же не подавала в Зимбабве!

СОЛОВЬЁВ: Нет, ну, мы же серьёзные люди. Это как раз шансов – ноль.

САТАНОВСКИЙ: Не знаю. Ксения Анатольевна же уверена, что…

СОЛОВЬЁВ: Нет. Ксения Анатольевна как раз заявляет, что она – честный человек, который говорит, что она, конечно, не победит. Я правильно же понимаю? А ты знаешь, что Ксения Анатольевна вчера подала в Верховный суд с требованием отстранить Путина от выборов?

ШАФРАН: Отменить регистрацию.

СОЛОВЬЁВ: Ну, да.

САТАНОВСКИЙ: Я слышал эту шутку. Я не понимаю, почему. Потому что Ксении Анатольевны без Путина не существовало бы в принципе ни в каком качестве, за исключением весьма образованной – это факт – и очень неглупой, и очень эпатирующей дамы, уже не юной, но на которую тем не менее просто никто не обращал бы внимания. Мало ли городских сумасшедших? И только благодаря тому, что у неё фамилия – Собчак, и Владимир Владимирович тепло относится к своему бывшему шефу – мэру Петербурга и к его семье, и вообще он не сдаёт как бы и не отказывается от общения с теми, кто был в его жизни, за редчайшими случаями (а я не знаю, что там надо сделать), Ксения Анатольевна вообще возникла. В принципе, она – такой природный предатель. Ну, у них могут быть… Можно про Путина думать всё что угодно, но, вообще-то говоря, без наличия на президентском посту Владимира Владимировича, я боюсь, у Ксении Анатольевны не было бы ничего из того, что есть сегодня, и очень некрасиво всё то, что делается. Если это для пиара…

СОЛОВЬЁВ: Она отвечала, по-моему, на эти вопросы, она как-то всё объяснила.

САТАНОВСКИЙ: А неважно, что она отвечала.

СОЛОВЬЁВ: Нет-нет, я не к этому. Я просто, так как у нас скоро уже избирательный… Скоро дебаты и прочее…

САТАНОВСКИЙ: Нельзя будет говорить.

СОЛОВЬЁВ: Нет, говорить всегда можно людям.

САТАНОВСКИЙ: Я вообще на эту всю клоунаду смотрю с глухой грустью, потому что…

СОЛОВЬЁВ: Я не понимаю другого, я многократно говорил…

САТАНОВСКИЙ: Максима Сурайкина, если бы они поженились с Ксенией Анатольевной, я бы понял. Это был бы достойный политический союз. Но вроде там – младший Виторган. Ну…

СОЛОВЬЁВ: Я вот не понимаю другого. Я не понимаю, во-первых, зачем настолько понизили этот барьер. Ну, согласись, это же странно, надо набрать уже 100 тысяч подписей, если любая партия… Чтоб стать партией, надо 500 человек. Ну, это смехотворно. И 300 тысяч подписей. Но и то и другое – небольшая проблема. Совсем небольшая проблема.

САТАНОВСКИЙ: Володя!

СОЛОВЬЁВ: Эти все игры в псевдодемократию такого типа – они как раз и приводят к тому, что на выборы идут люди, за многими из которых нет никаких серьёзных политических сил.

Полностью слушайте в аудиоверсии.