Игры в Пхёнчхане и отношение к российским спортсменам. Красный Крест требует доступа к раненым в Восточной Гуте. Гость – Евгений Сатановский, политолог, президент Института Ближнего Востока.

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Владимир Соловьев в Twitter

СОЛОВЬЕВ: Начали задавать вопросы по области твоего глубоко знания. Объясни, что там происходит: Красный Крест что-то возбудился по поводу Восточной Гуты. Что такое вообще – эта Восточная Гута, и что так вдруг западники стали об этом кричать?

САТАНОВСКИЙ: И правильно возбудились. Если мы сейчас по ним врежем, то их "Аль-Каида" по ушам получит. Красный Крест тоже правильно возбудился. Знаешь, Красный Крест – вообще очень интересная организация, трогательная. Тетенька, возглавляющая этот Красный Крест, была в прошлом году у меня на секции, на военной конференции.

СОЛОВЬЕВ: Российский Красный Крест или мировой?

САТАНОВСКИЙ: Нет, мировой, швейцаркой она была. Она была такая трогательная-трогательная. У нее все было хорошо за одним исключением: палестино-израильский конфликт. Израильтяне чуть не упали, арабы, особенно сирийский замминистра: как-то вот мы полагали… Он, конечно, вспомнил потом про палестино-израильский конфликт, но он полагал, что это у него миллионы беженцев, сотни тысяч погибших, дети в огромном количестве, которым помогать надо. Они помогают очень избирательно, желательно не через Дамаск и желательно террористам. Все краснокрестовые и всё, что организуется через ООН – гуманитарные интервенции – всё должно непременно пойти караванами без контроля, чтобы даже не было видеокамер. Наши предлагали установить видеорегистраторы, чтобы зафиксировать, кто будет разгружать эти медикаменты и продукты питания. Разве это плохо? Видеть лица счастливых женщин, детей, стариков, которые их получат? Но поскольку вместо женщин, детей и стариков появятся бородатые морды хорошо вооруженных битюгов-террористов, то все категорически против того, чтобы были видеорегистраторы. Они, говорят, очень стеснительные люди. Как всегда, с нашими западными друзьями, любое объяснение здесь отсутствует.

СОЛОВЬЕВ: Жень, а Восточная Гута – это что такое, вот кто там находится?

САТАНОВСКИЙ: Я сначала нарисую картину, какая это мерзость.

СОЛОВЬЕВ: Слушай, нас же гражданка из США Никки Хейли обвинила в том, что мы виноваты в любом насилии в Сирии, потому что мы помешали свергнуть Асада, и поэтому наши военные мешают уничтожить "Исламское государство".

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"