Страховая медицина: в чём преимущества?

Рубрикант в студии – доктор Александр Мясников.

Ведущие – Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

СОЛОВЬЁВ: Для меня четверг был днём совершенно удивительным! Потому что когда была вторая часть послания, когда показали всё, что мы можем – это же значит, что есть целая, если угодно, страна, о которой мы ничего не знаем. Где работают учёные, где работают инженеры, где есть люди у станка, у кульмана, даже если электронный, которые делают такое!..

МЯСНИКОВ: У меня было точно такое же впечатление. Вот вы сказали, а я подумал: надо же, мои слова повторяете. У меня тоже было просто удивление. Мы же привыкли говорить: там плохо, тут плохо, это не так, тут не так, в быту что-то не так. А потом ещё наше любимое занятие – свои личные неудачи, свои какие-то проблемы перекладывать на страну, на правительство. Кто виноват? Не ты виновата. Это правительство виновато, это начальник виноват, ещё кто-то виноват.

Мы же не говорим, что нет проблем. Они есть, они огромные. Конечно, проблем больше, чем хотелось бы, и, конечно, их надо решать. И, конечно, это всё будет долго и мучительно. Просто не бывает. Но я вот когда говорю, что хоть понятно, куда идём. Потому что раньше, вот ещё энное количество лет назад, не было даже таких задач. А сейчас поставлены задачи, сейчас есть люди, которые работают над этим направлением, над этим, над этим. Уже есть непрерывное обучение врачей. Уже понятно, что надо менять систему преподавания.

СОЛОВЬЁВ: Но мы сможем выйти в 80+?

МЯСНИКОВ: Конечно, сможем. А вы посмотрите, если все страны вышли, имеется в виду, развитые – такие, как мы, мы же – тоже развитая страна.

СОЛОВЬЁВ: А я тебе скажу: нет, не выйдем.

МЯСНИКОВ: Значит, и мы выйдем. Куда мы денемся?

СОЛОВЬЁВ: Не выйдем.

МЯСНИКОВ: Почему мы не выйдем?

СОЛОВЬЁВ: А я тебе скажу, почему мы не выйдем. Потому что мы до сих пор живём в иллюзиях 90-х.

Вот смотри. Путин сказал: зачем закрыли там больницу, здесь больницу, этого не надо было делать. А кто их содержать должен – школы и больницы? Муниципальные бюджеты?

МЯСНИКОВ: Нет, ну, мы возвращаемся обратно к тому…

СОЛОВЬЁВ: А-а-а! Поэтому пока мы не примем главное решение…

МЯСНИКОВ: А я думаю, это долго не будет. Я думаю, тут надо несколько законов менять. Именно менять, потому что без этого просто никуда не пойдёт. Во-первых, надо понять, что один Минздрав ничего сделать не может. Вообще не может. Он что может? Он ничего не может. Поэтому надо сначала поменять вот эту систему с оплатой, с финансированием. Создавать медицину по типу российской армии, когда в любой точке России теперь будет определённая зарплата, определённое снабжение, определённые правила поведения и игры и определённый уровень ответственности – один на всех. Пожалуйста, к этому могут быть местные доплаты, как угодно.

Второе. Конечно, страховая медицина – основа здравоохранения многих стран, но до сих пор не ясно, какая лучше. Я, кстати, за страховую медицину лично, но из-за своих шкурных интересов – у меня крупная больница…

СОЛОВЬЁВ: Нет никакой страховой медицины! Ну, не играйся ты в эти игры!

МЯСНИКОВ: Хорошо.

СОЛОВЬЁВ: Это – главная проблема. Я объясню, что я имею в виду.

МЯСНИКОВ: Я понимаю, что ты имеешь в виду, не хуже.

СОЛОВЬЁВ: Авиценна хоть слово писал о страховой медицине?

МЯСНИКОВ: Нет, нет, я понимаю.

СОЛОВЬЁВ: Вот мы стали постоянно путать базовые вещи: нам шашечки или ехать? Нам рассказывают о финансировании, а не о лечении. Врачи не должны вообще об этом думать, откуда и как им поступают деньги – по страховой схеме, государство ли платит. Оставьте финансистам заниматься хитрыми расчётами, как они хотят. Их задача – найти деньги, необходимые для здравоохранения, чтоб выполнять главную задачу – обеспечивать качество и продолжительность жизни. Ну, согласись!

МЯСНИКОВ: Я понимаю. Но в страховой медицине есть один плюс.

СОЛОВЬЁВ: Какой?

МЯСНИКОВ: А там деньги идут за пациентом, и поэтому…

СОЛОВЬЁВ: Не должен ты думать о деньгах, идущих за пациентом! Ты – врач! Ты должен думать о пришедшем к тебе пациенте!

Полностью слушайте в аудиоверсии.