Политика глазами медика. Гость Владимира Соловьёва и Анны Шафран в студии «Вестей ФМ» – доктор медицины и врач высшей категории в США, главный врач Городской клинической больницы №71 Александр Мясников.

МЯСНИКОВ: Я вот когда попал в этот замес с обследованием Голунова, с этой критикой. А я напомню …

ШАФРАН: Доктору «повезло», именно в его больницу попал этот человек.

МЯСНИКОВ: Да, попал в мою больницу. Причем, у всех вопрос был тот же самый, который задал я. Я позвонил и спросил. Нет, сначала, когда мне сказали, что везут, а я был вне Москвы, я сказал: ну и пускай везут. А мне говорят, ты знаешь его? Я говорю, нет». Ты знаешь, как в песне «Ленинград» говорят, вы хоть понимаете, о чем песня? Говорит, нет. Так и я. Вы же знаете, что я человек, свою нервную систему стараюсь беречь, я этого и не знал. А второй вопрос, когда я узнал и когда пошел шквал звонков, у меня был только один вопрос: почему в мою больницу? Мне сказали, что это по выбору адвокатов, что они настояли сами именно на этой больнице, потому что скорая помощь Западного административного округа … И дальше, как в той песне, «я выхожу и понеслось». И, собственно, я даже хотел сказать про диагноз «сотрясение мозга», потому что…

Да, так вот, я потом, когда писал о той ситуации, собственно, меня что удивило, я же не знал, кто это, я реально не знал, и я немножко был шокирован этим шумом, потому что мне звонят мои доктора, там два вертолета с ранеными, с тяжелыми больными, с пострадавшими. Понимаешь, привести два вертолета, это просто идет сражение реальное, как на войне. А все это происходит в коридоре, забитым журналистами. Территория забита журналистами. А им не до чего, у них своя работа, они о своем думают. И, конечно, это теперь я не удивляюсь, а в тот день я удивлялся, о чем, собственно, написал пост, что странно, что здесь такие столпотворения, а тут происходит реальная трагедия, реальная борьба за жизнь, это, в общем-то, мало кого волнует. И там я написал фразу, потому что действительно, ведь понимаете в чем дело, меня очень удивило … и вот сейчас Соловьев говорит: вот мы должны судить по закону, мы должны презумпцию невиновности к полицейским это наверно да, но я написал что первый, что второй пост, что несмотря на то, что я к Голунову как журналисту либеральному не испытываю симпатии, всего лишь я написал, что я не испытываю симпатии как к журналисту…не испытываю симпатии, но он же не Господь Бог, это же не религиозные чувства, но я могу… Почему все говорят: «Я не люблю Соловьева, он пропагандист, он гад и сволочь», и все говорят: «Да, гад, гад!» – и аплодируют? Но я же имею право сказать, что я кого-то тоже не люблю просто по факту!

ШАФРАН: Нет, это другое, вы что! Разве можно в тот огород бросить камень?

МЯСНИКОВ: Знаете, как у Булгакова: «А вы что, мои стихи читали?» – «Нет, не читал».- «А почему же вы говорите?» – «Потому что я других не читал».

ШАФРАН: Ну, правильно.

МЯСНИКОВ: Вот примерно так. Я не знал. Но я-то имел в виду что? Что независимо от симпатий, независимо от политических взглядов человека нельзя ударить в СИЗО. Это даже не потому, что нарушить закон, я вот сейчас закончу мысль. Вот если это доказано будет, в любое время, не сегодняшнее, это не за нарушение обязанностей, не за нанесение побоев, это провокация. Это измена Родине. Это реальная провокация этих полицейских, если они избили, их надо судить за политические… Этим ФСБ должно заниматься, это политическое дело. Они сделали вещь, которая уронила престиж страны в том числе. Понимаете? Это не просто Вася ударил Петю, что недопустимо, они что, вообще тупорылые животные и ни о чем не думали? Что за этим последует? Не представляю степень тупизны…

Полностью слушайте в аудиоверсии.