Час милитариста: о ходе боевых действий в Сирии и многом другом. Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в студии «Вестей ФМ» – военный эксперт Михаил Ходарёнок.

ХОДАРЁНОК: Что вначале следует сказать? Что в основе решения на боевые действия сирийской правительственной армии и группировки воздушно-космических сил Российской Федерации, что лежало? Ну, конечно, во-первых, конечно, Идлиб – это осиное гнездо, как бы что там не рассказывали на Западе, что там какие-то правозащитники засели или умеренные джихадисты...

САТАНОВСКИЙ: "Аль-Каида" (запрещенная в России) правозащитников целая...

ХОДАРЁНОК: Да, осиное гнездо, которое систематически занималась с этой территории провокациями, обстрелами, обстрелами нашей авиабазы, опять-таки все это было поставлено у них в рамках системы. Последний, кстати, обстрел авиабазы состоялся 1 марта этого года.

САТАНОВСКИЙ: Если очень долго просить, то допросишься...

ХОДАРЁНОК: Ну что ж, а выход то какой был? Выход был – начать боевые действия и приструнить формирования джихадистов, перекрасившихся несколько раз уже в "Ан-Нусру" (запрещенную в России), остатки "Аль-Каиды" и так далее, то есть в принципе тут логика предельно понятна. Вот насколько прогнозировалась столь резкая реакция Турции? Видимо, какое-то недовольство прогнозировалось, но вот, наверное, столь резкое, возможно, не прогнозировалось, или как у нас принято говорить "в недостаточной степени..."

САТАНОВСКИЙ: Эрдоган закусил удила...

ХОДАРЁНОК: Да, скажем так. Поначалу, естественно, все развивалось успешно: отбивали населенные пункты, важные участки территории, продвигались до стратегических театров вот этих трасс – М4 и М5. Потом в дело, что вступило? В дело вступила турецкая армия. А их там сейчас уже по озвученным данным цифрам 5 батальонов тактических групп – 4700 человек, 129 орудий и минометов, 15 РСЗО – реактивных систем залпового огня. И они изрядно нарастили боевые возможности своих подразделений и частей средствами артиллерийской разведки, о чем мы говорили, на прошлом "Часу милитариста", средствами РЭБ. И, наверное, все-таки самый неприятный момент для наступающих войск Башира Асада – это было массированное применение беспилотных летательных аппаратов.

САТАНОВСКИЙ: Кстати говоря, первый раз в истории турецкой армии.

ХОДАРЁНОК: А вообще, у нас есть, кстати говоря, люди, которые пытаются как-то недооценивать турецкую армию и возможности оборонно-промышленного комплекса Турции.

САТАНОВСКИЙ: По сравнению с тем, чем она была до того погрома, который ей Эрдоган учинил, там бы просто было очень печально. Это спасибо ему большое...

ХОДАРЁНОК: Сразу мы тогда остановимся на этом чувствительном моменте. Опять-таки вот эти беспилотные летательные аппараты с турецкой стороны Anka и Bayraktar, во-первых, они национального производства и средства поражения на них тоже национального производства... Ну вот, так сказать, это произошло. И как мы все время говорим: а вы вот планировали, предполагали, что у них есть эти средства? У нас есть такая волшебная фраза еще со времен ЦК КПСС – "не в полной мере"... Не в полной мере предполагали, что у турок есть такие средства.

САТАНОВСКИЙ: Никогда такого не было и вот опять!

ХОДАРЁНОК: И вдруг опять!

Полностью слушайте в аудиоверсии.