программа: Радиоблогер
тема: Таганка
15:33, 03 июля 2011

Пьесу Любимова играют даже зрители

В Театре на Таганке кипят страсти, но не на сцене. Худрук и директор театра заявил, что не будет работать с труппой. Со своим виденьем ситуации - известный блогер Александр Гаврилов на радио "Вести ФМ".

Сегодня в каждом интеллигентном доме, как в былые времена, только и разговоров, что про Театр на Таганке. Актеры, захлебываясь смелостью, тычут в режиссера шпионскими стенограммами и недоплаченными копейками. Тот выкидывает коленце за коленцем, объявляет театр "мертвым", прощаясь, будто бы не собираясь уходить. Мы обсуждаем это каждый день. Невозможно войти в приличную компанию, чтобы тебя немедленно не спросили: "Ну, что там на Таганке?" Что происходит на самом деле? Даже не то, кто прав, а кто виноват. А что происходит в театре? Мне кажется, все эти вопросы - это следствие того, что мы забыли о том, какой режиссер Юрий Любимов.

Юрий Петрович Любимов снова дал нам урок того, что такое режиссерский спектакль. Само это понятие - "про Любимова". Он - один из тех харизматических и тиранических режиссеров, для которых все, происходящее в театре, только воплощение его мечты, только воплощение его грез. Актер - только краска, только инструмент и прав имеет ровно столько же, сколько берлинская лазурь на палитре у Гогена или зубило в руке Леонардо да Винчи, отсекающего лишнее. Скажу больше: и зритель - только краска и инструмент.

Вспомним знаменитые спектакли "Таганки", к которым мы всегда возвращаемся, когда называем ее лучшие времена и высочайшие достижения. Вспомним те спектакли, по которым учатся в театрах по всему миру до сих пор. "Десять дней, которые потрясли мир". Зрители после спектакля голосуют красными и черными шарами в зависимости от того, понравилось им или не понравилось происходящее на сцене. Здесь зритель не то, чтобы становится чрезмерно свободным, напротив, он полностью вовлечен в действие и движется по заранее расчерченным для него линиям. Он - всего лишь часть спектакля. Вспомним "Антимиры" или знаменитый спектакль "Мастер и Маргарита", долго продержавшийся на Таганской сцене. Наверное, это были спектакли интересные. Я не театровед, не буду об этом говорить. Но главное, что чувствовали, что переживали зрители, это ощущение собственной смелости и неподконтрольности взахлеб.

Главным в "Таганке" всегда было не то, что происходило в трех стенах сцены, а то, что случалось за границами этой коробочки, то, как мир менялся в зависимости от того, выбегали ли к рампе шесть одинаковых Пушкиных. Хороший театр, строго говоря, почти всегда таков. Вспомните самый знаменитый, разнесенный телевизором и "Ютубом", монолог "Таганки" - Высоцкий в роли Хлопуши в Есенинском "Пугачеве". "Проведите, проведите меня к нему. Я хочу видеть этого человека", - хрипит задыхающийся актер, голой грудью бросающийся на натянутые цепи. И у каждого, сидящего в зале или смотрящего это по телевизору, сидящего дома у компьютера и в сотый раз прокручивающего этот ролик на "Ютубе", - у каждого перехватывает дыхание и сдавливает грудь.

Именно нас имеет в виду режиссер, когда делает мизансцену такой, именно мы - пространство жизни его спектакля. Режиссерский театр безжалостный. В нем нет хорошего и плохого, разрешенного и запрещенного, есть только одна необходимость - выразить режиссерскую мысль максимально полно, перенести ее во внешний мир.

Актеры, которым сегодня кажется, что они отстаивают свое участие в жизни театра, всего лишь играют любимовскую пьесу. Собственно, в помещении "Таганки" есть ведь уже странное театральное образование под названием "Содружество театров Таганки". Единственное, что объединяет этих актеров вместе, то, что в прошлом они поучаствовали в тиранической, отчаянной и страшной машине любимовского театра. Сегодня они ветераны, как афганцы или вьетнамцы, люди, чьи битвы уже позади. Зрители, которые сегодня перебрасываются линками, роются в грязном белье, судачат о возможном и невозможном в управлении театром, тоже всего лишь играют любимовскую пьесу. Мы остаемся зрителями "Таганки", даже если и в театре-то не были никогда или очень давно.

Любимов вышел на сцену 30 июня и поблагодарил зрителей за всегдашнюю верность "Таганке". Конечно, это генерал говорил к своему войску. Это мы - его воины. Это мы - его отвертки и паяльники. Это нами создавались те удивительные спектакли, которые помнятся даже теми, кто их никогда не видел, которые переживаются даже теми, кто родился после того, как они исчезли со сцены. Прощальный спектакль силами широкой общественности удался на славу. Спасибо, маэстро! Мы снова возмущены. Мы снова очарованы. Мы снова не можем отвлечься. Мы снова зрители "Таганки".