Мэр Махачкалы Саид Амиров не собирается давать признательных показаний и считает обвинения в свой адрес абсурдными. Отказываясь от дачи показаний, защита бывшего чиновника ссылается на статью №51 Конституции. Под стражей чиновник будет находиться по крайней мере до 1 августа. Мэра Махачкалы подозревают в том, что в 2011 году он организовал убийство следователя. 1 июня Амиров был задержан в Махачкале и этапирован в Москву.

Зачем был арестован Саид Амиров? И что за этим последует? Об этом Максим Шевченко беседовал со старшим научным сотрудником Института экономической политики имени Гайдара Константином Казениным и обозревателем "Новой газеты" Ириной Гордиенко в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ".


Шевченко:  Программа "Стратегия" в эфире "Вести ФМ", Максим Шевченко с вами. Много событий на этой неделе, но нас интересуют события в Дагестане: арест мэра Махачкалы Саида Амирова, проведенный в стиле такой, знаете, "Аиды" Верди, там выход на сцену, сверкая копьями, появляется стража, там громогласно гремят литавры, и мэра задерживают. Видео распространили спецслужбы по всем телеканалам, по Интернету. И на вертолете огромном с помпой из центра Махачкалы, в то время как вся Махачкала находится или в Грозном на финальном матче ЦСКА - "Анжи", финальном матче Кубка России, либо прильнула к телевизорам, увозят сначала в сторону аэропорта Махачкалы, а потом в Москву. И вот это уже обсуждается очень давно.

Сегодня у нас в студии люди, которые Дагестан знают, на мой взгляд, лучше, чем многие другие журналисты, работающие в Дагестане, которые провели в Дагестане много-много-много времени детально, подробно. И надеюсь, что у нас с вами сегодня получится не просто на уровне как бы обобщений, знаете, там кровавый Рузвельт, то да сё, а в деталях разобрать, что же произошло, и главное - что за этим может последовать, сценарий развития событий и в Дагестане, и на Кавказе, и в России в целом.

Саид Амиров - фигура, безусловно, не регионального масштаба, это, безусловно фигура мощная федерального масштаба. Кто-то говорит, что, ну подумаешь, мэр какого-то города, да? Но сразу скажу, что Дагестан - это не просто регион России, населенный там, не знаю, примерно четырьмя миллионами людей разных национальностей, и про него все говорят, что он такой дотационный-дотационный. Мы знаем, что в совокупности дагестанские бизнесмены контролируют оборот средств в России и в мире, ну можно сказать, исчисляющийся сотнями миллиардов евро. И это только в открытом секторе, а что происходит в теневом секторе, это вообще посчитать невозможно. Конечно, не только они, конечно, дагестанцы инкорпорированы в систему мирового бизнеса, российского бизнеса, элитного пространства. Поэтому вырывание из этого пространства такой сильной фигуры, каким был Саид Амиров, порождает вопросы. Первое - зачем это было сделано? Второе - что за этим последует?

Я представляю наших гостей. Константин Козенин - старший научный сотрудник Института экономической политики имени Гайдара, который много лет занимается Кавказом и Дагестаном. И Ирина Гордиенко - обозреватель "Новой газеты", которая просто, на мой взгляд, не вылезает из Дагестана в последнее время. Итак, Константин, первый вопрос. Зачем это было сделано?

Казенин: В принципе, это было сделано, конечно, за тем, чтобы показать, что федеральный центр пытается по максимуму возвратиться на Кавказ и пытается по максимуму установить контроль над теми сферами, которые ранее он не контролировал. Махачкала как город с фактически миллионным населением в течение последних уже более 10 лет (если быть точным, последние 15 лет Амиров возглавляет этот город, кстати, до сих пор он остается формально в кресле мэра) это был город очень непрозрачный даже для республиканских властей. Была отстроена такая вполне самодостаточная жесткая иерархическая империя на базе городского хозяйства. ....

Шевченко: То есть давайте так. Значит, два тезиса. Первый - взять под контроль Махачкалу, которая находилась как бы вне контроля федеральной власти, по вашим словам.

Казенин: Ну, во многом - да.

Шевченко: И второй тезис - это обеспечить победу в данном случае Рамазана Абдулатипова, предположим (потому что это не факт, что именно его), в Народном собрании Дагестана.

Казенин: И по крайней мере показать, что он поддержку в федеральном центре имеет по максимуму.

Шевченко: Ирина Юрьевна, вы согласны с этим?

Гордиенко: В целом - да. Но я хотела бы заметить, что, насколько я знаю, Москва первоначально пыталась как бы убрать Амирова мирным путем, потому что за несколько месяцев до этого один из депутатов Государственной Думы от Дагестана приезжал в республику и передавал Амирову просьбу... ну, просьба - не просьба, в общем, передал ему сигнал о том, что администрация президента, люди, которые там работают, предлагают ему добровольно покинуть этот пост.

Полностью слушайте в аудиоверсии.