Умер Евгений Примаков. Академик, журналист, востоковед, он руководил внешней разведкой и был главой правительства в самые непростые годы для страны. Человек, который не боялся ставить условия президенту и в критические моменты мгновенно принимал нужные решения, которые потом становились историческими. 

Алексис Ципрас, премьер-министр Греции, заявил, что решения Еврогруппы привели к тому, что ЕЦБ не повысил ликвидность для греческих банков. Учреждения могут быть закрыты до следующего понедельника, 6 июля, когда завершится референдум, назначенный на 5 число.

Демонстранты провели еще одну ночь на проспекте маршала Баграмяна в центре Еревана, несмотря на то, что полиция планировала разблокировать главную городскую улицу. На проспекте - несколько сотен протестующих, которые взялись за уборку территории, передает агентство "Новости-Армения".

Гость - экономист, политолог Михаил Леонтьев

Ведущие "Вестей ФМ" - Гия Саралидзе и Александра Писарева.

Саралидзе: Михаил, давайте начнем с Евгения Примакова. Сейчас идёт прощание в Москве. Человек, политик, государственный деятель, которого многие, наверно, запомнят по тому знаменитому развороту над Атлантикой. И сейчас, когда вспоминают то, что он сделал, это вспоминают чуть ли не в первом ряду. Хотя понятно, что заслуг у этого человека перед страной было больше, чем вот этот такой жест, да - очень яркий и очень показательный.

Леонтьев: Жест очень естественный. Мне трудно себе представить на самом деле в этой ситуации российского политического деятеля, который бы поступил иначе. Есть вещи, которые нельзя не делать. То же самое как та или иная, но всё-таки реакция, например, на происходящее на Украине. Кому-то может нравиться - не нравиться, понятно, что не может существовать легитимная российская власть, которая бы осталась индифферентной к тому, что там делается. То есть это императив.

Но, к сожалению, разворот кончился разворотом, потому что страна была - кстати, это полезно вспомнить - в таком состоянии. Мы же помним, что был разворот, потом был "приштинский манёвр". И чего это дало? Это не дало ничего. Страна была не готова. Политически, морально, физически, экономически была не готова к тому, чтобы отстаивать свои интересы. Между прочим, если бы мы могли тогда отстаивать свои интересы в бывшей Югославии, то, может быть, не было бы... да не может, а точно не было бы никакой Украины. Но это всё умозрительно, потому что страна была не готова. Нельзя прыгнуть выше своих возможностей. Падать очень больно.

Тот же "приштинский манёвр". Какая была история? Мы же хотели высаживать туда наш десант в значительном количестве, чтобы действительно получить позицию в Косово в бывшей Югославии, которая могла быть значимой. Но нам там Румыния и, по-моему, Венгрия не дали разрешения на пролёт. Ну, о чём речь? Вы хотите спрашивать у них разрешение на пролёт? Вот.

На самом деле, возвращаясь к Примакову всё-таки, что очень значимо. Этот человек был одним из немногих оставшихся носителем ментальности державной, советской. То есть это человек, который как политик, как аналитик, как специалист в том числе, сформировался в стране, в которой были глобальные амбиции, глобальные задачи. Это другой кругозор просто, он очень трудно воспроизводится. И в этом смысле эта потеря совершенно невозвратная. Человек, который понимал мир и видел его несколько иначе, чем те поколения, которые формируются после. И я бы вспомнил его деятельность на посту премьер-министра. Его принято как бы сопоставлять с Кириенко, на самом деле то, что сделал Кириенко для российской экономики, было чрезвычайно позитивно. Это одно из немногих позитивных макроэкономических... самое смешное, что для российской экономики единственным позитивным действием является дефолт.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"