Главные политические и экономические итоги недели в прямом эфире радио "Вести ФМ" обсудили Анатолий Кузичев, Михаил Юрьев и Михаил Леонтьев.

Кузичев: У нас много тем. Давайте, если вы не против, обратимся к митингам. Все-таки все об этом говорят, все обсуждают. Между прочим, даже на этой ниве засуетился то ли твой любимый, то ли просто самый цитируемый в нашей программе экономист Пол Кругман.

Юрьев: Он идет на митинг?

Кузичев: Хуже.

Леонтьев: Он собирается устроить войну непосредственно и сразу.

Кузичев: Он выступал на форуме "Россия-2012", где в том числе одной из тем было, как влияют выступления, манифестации последнего времени на инвестиционный климат в стране. Есть противоположные точки зрения. Варданян считает, что это положительный исключительно аспект для инвесторов, потому что они видят, что средний класс выбирает не стагнацию, а перемены. Герман Греф более скептичен, говорит, что...

Леонтьев: Герман Греф выступает в качестве рыночной зазывалы.

Кузичев: Рыночный зазывала - типично, да.

Юрьев: А что? На базаре востребовано вполне...

Леонтьев: Он, собственно, и обязан так поступать. А Кругман что сказал?

Кузичев: А Кругман, могу процитировать?

Юрьев: Да.

Кузичев: Смысл такой, что инвестиционные сообщества митинги в Москве вообще не замечают и не полагают их каким-либо существенным для инвестиционного климата...

Юрьев: Ну, правильно говорит.

Леонтьев: Для Кругмана меньше мировой войны волнующим инвестиционные сообщества событием...

Юрьев: Я в данном случае за Кругмана. Я согласен.

Леонтьев: В данном случае, может быть, и да.

Кузичев: Так, Россия осталась в стороне, имеется в виду - инвестиции...

Леонтьев: Дело в том, что это розничный товар, а не оптовый. Это совершенно разные вещи.

Кузичев: А Кругман торгует только оптом?

Леонтьев: Он занимается инвестиционными процессами.

Кузичев: То есть оптом, понятно.

Леонтьев: Он не ритейлер.

Кузичев: Но мы сейчас не Кругмана обсуждаем.

Леонтьев: На самом деле, фантастическая история: у нас митинги просто на все вкусы. Смотрите, потрясающе, "болотные" идут на Болотную, в известном составе, значит "антиболотные" - наши, замечу сразу, идут на Поклонную гору.

Юрьев: В каком смысле наши?

Леонтьев: В смысле мои. И твои, между прочим.

Юрьев: Вот и говори "мои", потому что "Наши" уже есть такое движение...

Леонтьев: Не-не, движение нет. Движение нет, не дай Боже. Хотя ничего против движения не имею, но они здесь совершенно ни при чем. Какое Проханов имеет отношение к этому движению?

Кузичев: А там не Проханов.

Леонтьев: Там будет Проханов, Кургинян, Дугин, Паша Поповских из "Союза десантников", там будет Калашников сумасшедший, там все будут, то есть это...

Юрьев: Калашников в смысле Михаил Тимофеевич?

Леонтьев: Максим. В страшном сне нельзя это никаким образом присобачить к "Единой России", даже если это объективно выгодно, предположим.

Кузичев: Это на Поклонной горе?

Юрьев: Еще где, что?

Леонтьев: Да. Есть митинг ЛДПР.

Кузичев: На Пушке.

Юрьев: А он что?

Леонтьев: Это не ко мне. Это, пожалуйста, в психиатрическую больницу имени Ганнушкина, это отдельно, я этим не занимаюсь. Есть митинг настоящих предателей, идейных предателей, те предатели, которые с непредателем на одной, так сказать, миле не сядут...

Кузичев: Понятно.

Юрьев: Либерал-демократы намерены провести свой митинг "За чистую и честную демократию".

Леонтьев: Боровой с Новодворской не хотят стоять рядом...

Юрьев: Я думаю, тут опечатка. Имелось в виду "чисто за честную демократию"

Леонтьев: За чистую конкретно, чтобы, как договорились, чтобы все до копейки отдавать.

Юрьев: Ну, действительно, вокруг же люди, ну ты понимаешь, совсем волки просто.

Леонтьев: Волки, да, все время пытаются урвать что-то, да.

Кузичев: Ну, с этой лексикой не вОлки, а волкИ, вообще-то.

Леонтьев: Волки, да. Значит, Боровой с Новодворской - парочка. Это вот настоящие люди, которые считают, что страна, конечно, должна быть оккупирована более цивилизованным народом, а с людьми, которые с этим не согласны, они стоять на одном месте не хотят.

Кузичев: Понятно.

Леонтьев: Причем, опять же, очень забавно, что Костя Боровой заявил, что он это оплатил из своих денег.

Юрьев: А у него разве есть деньги?

Леонтьев: Никогда не было. Он всегда все оплачивал из чужих. Всегда.

Юрьев: Молодец, я бы с удовольствием что-нибудь оплатил бы из чужих денег.

Леонтьев: И даже есть, специально будет устроен, неразрешенный митинг - Лимонова, где можно подраться с ОМОНом.

Полностью слушайте в аудиоверсии.