Начало жизни Эдварда Сноудена в России, наведение порядка на рынках... Эти или другие темы (в зависимости от того, куда уведет беседа!), ведущие программы "Главрадио" на "Вестях ФМ" обсуждают со слушателями.

Леонтьев: Давайте начнём со Сноудена.

Кузичев: Давайте со Сноудена.

Юрьев: Для раскачки.

Кузичев: Давайте. Вот у нас, например, вчера... вернее, к нам он не зашёл, потому что он нёсся, но, по крайней мере, Кучерена - адвокат.

Леонтьев: Сноуден?

Кузичев: Адвокат Кучерена, но с документом Сноудена. Я его успел сфоткать. Вот это вот временное разрешение.

Юрьев: Сноуден незримо присутствовал.

Кузичев: На "Профилактике ТВ", кстати, лежит фотография вот этого временного разрешения. Хотите, залезьте посмотрите. Там даже личная подпись есть.

Леонтьев: Мы чего, временного разрешения не видели?

Юрьев: Кого, Владимира Владимировича?

Кузичев: Эдварда.

Юрьев: А, Эдварда...

Кузичев: Сноудена. Не, а чего Сноуден? Как и предсказывал Михаил Зиновьевич в прошлой программе...

Леонтьев: Михаил Зиновьевич, конечно, у нас выдающийся предсказатель.

Кузичев: Это было пророчество колоссальной силы, я вот нашёл определение. Говорит: "Не выдадим". И не выдали.

Юрьев: Ты просто ревнуешь, Миш.

Леонтьев: Я ревную. Мне, например, совершенно не понятно, с какого, можно сказать, бодуна, Россия могла при каких-то обстоятельствах выдать Сноудена. Да я представляю себе...

Юрьев: А американцы были твёрдо уверены. Они до сих пор не могут поверить.

Леонтьев: Нет, нет, нет. Никто не был уверен. Более того, там существует опять же внутриамериканский политес. Заметьте, что скандалить по Сноудену присылают таких, как бы сказать, жестких республиканцев, и они, собственно... Администрация говорит: "Да, мы очень разочарованы. Но это не повод". Республиканцы говорят: "Мы тоже очень разочарованы, но это повод". Надо, значит, бойкотировать Олимпиаду, ну, и прочего рода всякие... Вообще, конечно, мне немножко странна ситуация вокруг Сноудена, потому что Сноуден - это анекдот. Вот. И когда у людей нет чувства юмора...

Кузичев: Почему?

Леонтьев: А имя Авас. Да? Вот это вот очень мне напоминает эту старую райкинскую интермедию. Всё это анекдот, причём анекдот не наш. Он какой-то очень китайский этот анекдот. Первое время, когда вся эта история происходила, у меня было впечатление, что наши, особенно, собственно, главнокомандующий наш, он, в общем, просто стебается. Потому что он просто над американцами мелко, дружески, я бы сказал, совершенно беззлобно измывался. Все его тексты они были, в общем, дружественными, но очень такие, как бы сказать...

Кузичев: Не без подколки.

Леонтьев: Ну... Ну, их дразнил. Но на самом деле мне не кажется, что он нам зачем-то был нужен. Вот идея приютить его и дальше вот всё это держать и, значит, стать гнездом правозащитной антиамериканской деятельности, она мне не кажется чрезмерно продуктивной на самом деле. И для Сноудена, и для наших, и для всех остальных. Тем более что ситуация, в общем, остаётся непрозрачной. То есть в нашей концепции он такой чистый правозащитник, человек, у него пепел Клааса вдруг стукнул в сердце, и он решил всех разоблачить. Ничего особенно, кстати, он не разоблачил. Он разоблачил, как известно, страшную совершенно правду о том, что Америка следит за всеми. Ну, следит...

 

Также в программе:

- День ВДВ;

- Судьба новорожденного наследника британского престола;

- Дело о продаже Дома садовника, входящего в архитектурный ансамбль Таврического дворца;

- Экономическая ситуация в России и мире и др.

 

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.