Выборы в Госдуму: реакция в ПАСЕ и на Украине. Гость - историк Армен Гаспарян.

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Соловьев: Что тебя удивило, огорчило, заинтересовало как мудрого наблюдателя?

Гаспарян: Выборы! Потому что то, о чем так долго твердили большевики, в общем, сбылось. Можно констатировать, что у нас политическая мысль окончательно размыта. Все, ее теперь больше не существует, и можно смириться. Если в 1993 году раздавались голоса, кстати, тоже Владимир Вольфович говорил, что будет ренессанс русской политики, наконец-то из забвения все выходит, то спустя 23 года можно констатировать - никакой идеологии нет абсолютно. Все выборные дебаты показали, что нет никакой принципиальной политической позиции, потому что когда мы видим, условно, Дмитрия Гудкова в рядах партии "Яблоко", это вызывает очень-очень много вопросов.

Все дебаты показали, что обсуждали люди что угодно, а того, кто и как пойдет в атаку на фашистов, до того, кто и на чем сюда приехал. Не было самого главного - не было показано ни единой попытки как-то проанализировать собственные политические взгляды, продемонстрировтаь их. В результате мы получили то, что заслужили - у нас есть партия власти и три парламентские партии. И ничего другого там быть не могло в принципе, по определению.

Если мы подходим к политике с точки зрения того, что у нас девять из десяти человек не знают в принципе политическую программу ни одной партии...

Соловьев: Включая членов этих самых партий.

Гаспарян: Я могу честно и откровенно сказать: я пришел на выборы, получаю бюллетень, и чувствую, что у меня в этот самый момент начинают расти волосы неожиданно, потому что я не знаю ни одного кандидата по одномандатным округам, и я не понимаю, какие вообще политические взгляды у них есть. Это вот я - человек, который за этим достаточно внимательно следит. Я представляю любого другого: вот, он пришел на избирательный участок...

Соловьев: Представляешь мое ощущение, как ведущего: я включаю телевизор, смотрю дебаты, - кто эти люди?!

Гаспарян: Это же вообще страшно!

Соловьев: Я половину вообще в первый раз в жизни вижу!

Гаспарян: А листовки, которые выпускали якобы наши политические партии к выборам, когда видишь 23-летнего человека, и написано, что он активный участник революционной борьбы. Вот у меня первая мысль - на каких баррикадах он был, в Йемене, что ли? В Афганистане? Выясняется, что у него девять Маршей несогласных, три Болотные площади и чего-то еще. Разве это политика? Разве политика то, что у нас, по сути дела, в партиях оказались люди, которые исповедуют что угодно, кроме взглядов непосредственно этих партий?! Разве это нормально? Потому что при всем уважении к этим людям, Станкевич и Хакамада, очевидно, любят разное.

Соловьев: Я бы даже сказал, Титов, Станкевич и Хакамада.

Гаспарян: Да, Титова я даже за скобки выношу.

Соловьев: А там еще Нечаев, я забыл.

Гаспарян: Там очень много подобных примеров можно назвать, когда, по сути, совмещают несовместимое.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"