Дело чести: на что могут рассчитывать российские спортсмены, подавшие иск против Ричарда Макларена? Удастся ли привлечь его к ответственности за "дутый" допинг-скандал? Каковы наши шансы на реванш в нынешней политической ситуации? Обсудили с главой Комитета Госдумы по делам СНГ Леонидом Калашниковым.

Ведущая - Анна Шафран.

КАЛАШНИКОВ: Наших спортсменов отстранили от Олимпиады, отстранили от других спортивных игр. И при этом не доказали самого главного – на основании чего это было сделано, а именно то, что государство в лице определенных чиновников, силовых структур участвовало в этом процессе.

То, что спортсмены так или иначе употребляют допинг и употребляли его всегда, для меня тоже не является новостью. Я, все-таки – бывший спортсмен, был хорошим пловцом, правда, в специальном спорте, называется "подводное спортивное ориентирование", когда под водой с аквалангом, но тем не менее я на достаточно высоком уровне выступал, кроме того, был мастером спорта в многоборье. И даже тогда употребляли спортсмены, порой, допинг, и всегда федерации, всегда судьи гонялись за такими спортсменами, всегда их выявляли.

ШАФРАН: Вопрос в том, что считать допингом.

КАЛАШНИКОВ: Допинг заключался в том, что якобы государство само тому способствует, потворствует, навязывает. Отчего это произошло? Мне кажется и сейчас, казалось и раньше: мы блестяще выступили на зимней Олимпиаде, которая проходила у нас в Сочи. Не было тогда никакой Украины, не было еще Майдана, но уже тогда над Россией сгустились тучи и никто не приехал на эту Олимпиаду. Кстати говоря, в Азербайджане на Летние олимпийские игры Европы, которые, вообще-то, Европа инициировала, то же самое было. Мы были там, и ни одного почти руководителя европейского государства не было. Для меня уже тогда было ясно, что спорт в данной ситуации приносят в жертву политики, пока в виде таких вот жестов, чтобы мы не поехали туда.

ШАФРАН: Иными словами, это – политический инструмент давления.

КАЛАШНИКОВ: Политический инструмент. И потом ведь, в конце концов, я думаю, почему спортсмены – они явились жертвами этого процесса. А кто доказал, что это так? Кроме того, что доказали, что вот этот провокатор из нашей системы, который входит в WADA и который там, в Америке, умудрился себе то лицо изменить, то вдруг выступить где-то по телевидению...

ШАФРАН: А еще он имеет справку, что псих...

КАЛАШНИКОВ: Да. К тому же были опровергнуты очень многие показания допинг-проб, а доказательства самого главного – участия государства российского – так и не последовало. Прошло несколько лет, спортсмены пострадали, доказательств нет. Кто должен доказывать, интересно, вину? Вот если ты выдвинул обвинение, вот кто у нас в суде доказывает вину? Прокуратура, государство. Но не сам обвиняемый должен доказывать свою невиновность! Понимаете, это называется, на всякий случай, презумпция невиновности. Так и здесь: спортсменов обвинили, государство обвинили, при этом никто не удосужился доказать эту вину!

Полностью слушайте в аудиоверсии.