Битва на Курской дуге: предпосылки и последствия. Об этом исторический обозреватель Андрей Светенко беседовал с военным историком, кандидатом исторических наук Алексеем Исаевым в программе "Вопросы истории" на радио "Вести ФМ".

СВЕТЕНКО: Здравствуйте. 75-летие битвы на Курской дуге, лето 1943 года – крупнейшее событие в истории Великой Отечественной войны, да и всей Второй мировой войны, перелом в ходе войны. Обсудим это историческое событие вместе с Алексеем Исаевым. Алексей Валерьевич, приветствую вас.

ИСАЕВ: Здравствуйте.

СВЕТЕНКО: Кандидат исторических наук, военный историк, автор многих, большого количества книг, посвященных войне и в таком высоком, общем измерении, и частных. Вот в данном случае Курская битва – с одной точки зрения, как бы деталь, важнейшая, но деталь. Но если разбираться в ней основательно, то первым делом приходит в голову, что вот, в отличие от всех других сражений, оно вот особенное именно потому, что здесь как бы "место встречи изменить нельзя". Готовились обе стороны несколько месяцев, возникла оперативная пауза, затишье. Если брать немецкие мемуары, то, значит, сплошь и рядом они там все пишут, уцелевшие эти головорезы, что они в отпуск ездили, значит, тратили время. Почему так вот получилось, что 2 июля только началось сражение, длилось до 23 августа, и все были готовы и знали место, и в этом смысле все равно все произошло там, где ожидалось, хотя это довольно странно.

ИСАЕВ: Если быть точным, то 4 июля на юге с захвата высот для артиллерийских наблюдателей началась битва. А так да, действительно это уникальный случай в истории войны, когда разведкой были вскрыты планы противника, то есть немцев, и их ждали. Ждали в течение длительного времени.

СВЕТЕНКО: А противник в этом смысле, как бы ему было невдомек. Он тоже понимал, наверное, что его приготовления на этом участке фронта… Тут, наверное, надо обрисовать, достаточно одного взгляда на карту, чтобы понимать, что именно здесь что-то должно случиться. Нет?

ИСАЕВ: Не обязательно, не обязательно.

СВЕТЕНКО: Слишком глубокий выступ для наступления с курского плацдарма, это прорыв и на Харьков, и Киев сразу напрашивается.

ИСАЕВ: Вот куда ударят – это была неопределенность, с тем же успехом могли…

СВЕТЕНКО: Они в основание выступа должны были ударить и ударили.

ИСАЕВ: Это нам сейчас кажется. А так – что мешало, например, ударить по макушке выступа? Могли начать наступление на Донбассе. Поэтому без объективных данных разведки это выявить сложно. Я даже на лекциях своих на тему Курска, предъявляя немецкую карту за несколько дней до Курской дуги, говорил: вам задачка-летучка, дорогие участники, куда пойдут немцы. И вот если смотреть, где находились дивизии за несколько дней до Курска, то более разумно выглядит удар на Донбасс, а не атака курского выступа. Поэтому без данных, которые имелись, когда нам попал в руки впервые за войну довольно четко обрисованный немецкий план.

СВЕТЕНКО: Но ведь укрепления эшелонированные и глубокие – это не то чтобы скроешь даже подготовку.

ИСАЕВ: А это везде строили, ну это как бы везде.

СВЕТЕНКО: Это везде строили, значит, впрок, на всякий случай. Кстати, макушка выступа (удачное сравнение), она тоже была укреплена, наверное, сильнее всего.

ИСАЕВ: Сильнее всего, пожалуй, все же были укреплены танкодоступные участки местности, ну а так весь фронт закапывался в землю. И, пожалуй, чем отличалась Курская дуга, это, пожалуй, укрепление в основании выступа и количеством мин.

Полностью слушайте в аудиофайле