События Курской битвы: продолжение.

СВЕТЕНКО: У микрофона Андрей Светенко, здравствуйте. 75 лет назад – 5-го августа 1943 года – ночное небо над Москвой озарили всполохи салюта. Столица салютовала освобождению городов Орел и Белгород, это была ключевая фаза Курской битвы – сражения, которое переломило окончательно ход и Второй мировой войны, и Великой Отечественной войны. Поговорим об этом сегодня с военным историком – кандидатом исторических наук Алексеем Исаевым. Алексей Валерьевич, приветствую вас.

ИСАЕВ: Здравствуйте.

СВЕТЕНКО: Первый вопрос, коль скоро о салюте, это все запомнилось, я в детстве это много слышал от моих старших, значит, в семье, которые всю войну в Москве находились, что это было ну действительно как озарение, тем более это ночью в 24 часа. Насколько это было рискованно? Вот Сталин принимает решение, он уже должен был отдавать себе отчет, что вот в свое время ну Ростов отбивали, потом немцы опять его взяли, и с Харьковом то же самое. Вот битва под Сталинградом и разгром Паулюса группировки – не было никаких салютов. Это вот что-то новое, действительно новая фаза? Уже война покатилась на запад, вот какое-то ощущение было четкое?

ИСАЕВ: Уже было ощущение, что война покатилась на запад. И не будем забывать, что контрнаступление Брянского и Западного фронтов началось еще 12 июля. К моменту освобождения Орла немцы фактически эвакуировали Орловский выступ, и было понятно, что они не собираются предпринимать каких-то резких телодвижений. То же самое и с Белгородом, который находился практически на линии фронта, и были абсолютно уверены в том, что его смогут удержать. Поэтому вот этот первый салют, его предпринимали с высокой степенью уверенности, чувствуя, что, как говорится, немцы посыпались.

СВЕТЕНКО: Ну вот зная или не зная, может быть, это и не самый важный вопрос на данный момент, но все-таки, вот принимая тогда решение, потому что это стало традицией, с этого дня, значит, с этой ночи Москва салютовала, и это было огромное духоподъемное дело-то, морально-воспитательное и политическое. Потому что этот вдруг неожиданный элемент торжества победителя и праздника какой-то появился?

ИСАЕВ: Да, это регламентировалось опять же. То есть за освобождение областного центра – столько-то залпов.

СВЕТЕНКО: Количество залпов и количество орудий. Ну, в этом смысле все продумано по-армейски.

ИСАЕВ: Количество залпов, да, все было продумано. И всегда, когда читаешь какой-нибудь журнал боевых действий фронта, написано, что вот есть приказ Верховного главнокомандующего, и вот Москва нам салютовала за освобождение города N столькими-то залпами из стольких-то орудий. То есть это еще и воодушевляло тех, кто находился на фронте, что Москва их замечает, помнит, знает и им салютует.

СВЕТЕНКО: Очень много воспоминаний, мемуаров и свидетельств тех людей, которые участвовали в организации этого первого салюта, как это быстро, спонтанно и неожиданно был приказ, и его надо было выполнять, и понятно, что называется, с душой и энтузиазмом, но все-таки технически это обеспечить. Я просто в детали сейчас вдаваться не хочу, в свое время это прочитал и советую это сделать тем, кого интересует эта тема. Ну то есть это, что называется, не была какая-то казенная, заранее подготовленная вещь, продуманная, это все было, вот импровизации элемент присутствовал там.

ИСАЕВ: И ощущение перелома в войне. Вот очень многие говорят о том, что вот после Курска четкое ощущение – переломилось. Вот перед Курском сердце было не спокойно, что может все пойти не так. А вот после Курска уже – судьба войны...

Слушайте в аудиофайле!