Верил ли Сталин донесениям разведки до 22 июня 1941 года? Почему так много вопросов о начале Великой Отечественной?

СВЕТЕНКО: Здравствуйте, у микрофона Андрей Светенко. Сегодня 22 июня – День памяти и скорби, в этот день началась Великая Отечественная война. Она действительно разделила жизнь советских людей на «до» и «после»: миллионы жертв, бездна страданий, испытаний, потерь. Война изменила всё и всех и потребовала колоссальных усилий, самоотверженности, героизма. Маршал Жуков в своих воспоминаниях назовет потом победу в этой войне «звездным часом в истории советского народа». Но победа пришла только через четыре года. А сегодня мы поговорим о начале. Поговорим с коллегой – военным обозревателем Михаилом Ходаренком. Михаил Михайлович, приветствую вас.

ХОДАРЕНОК: Добрый день.

СВЕТЕНКО: А начиналось все трагически, драматично, с отступления, с большими потерями, с массой вопросов и непонимания, которое с верху до низу, казалось, пронизывало состояние всех. И в этом смысле история Великой Отечественной делится, на мой взгляд, на две неравные с хронологической точки зрения части. Одна – это первый день войны, а другая – это все остальное, и уже все процессы, которые вытекали друг из друга, из логики войны. Наверное так, да?

ХОДАРЕНОК: Ну мы не будем оспаривать официальную периодизацию историю Великой Отечественной войны. Но 22 июня занимает в ней ну совершенно особое место.

СВЕТЕНКО: По степени внимания, конечно, да.

ХОДАРЕНОК: И вот эти два дня – 21 и 22 июня, их влияние на весь начальный период, первый период войны исключительно велико. Что в этом плане следует сказать? Во-первых, многие вещи и по сей день, скажем так, не ясны, вот нет их официального толкования, подтвержденного документами. И поэтому возникают разного рода теории, домыслы, версии, которые с определенным усилием разрабатываются многими авторами.

СВЕТЕНКО: Одна из деталей – смотря что считать документом. Ну те же воспоминания, те же, так сказать, ссылки, перепечатки одно из другого. Я вот у исследователя Александра Осокина, который много занимался именно первым днем войны, значит, узнал из его книги о том, что в ранние утренние часы по радио в новостных передачах промелькнуло сообщение якобы о том, что вот в Германии произошел военный переворот, Гитлер арестован, власть захватили генералы, и вот они-то и провоцируют начало войны. Отчасти к тому, что молчание, неразбериха – в 8 утра еще никаких официальных сообщений советского правительства не последовало, но были такие. Но они документально опять-таки не подтверждаются, скажем, там текстом этих сообщений, ссылка на нарративные источники, так будем говорить.

ХОДАРЕНОК: Опять-таки, вот для меня лично что является документом? Оперативная директива Верховного главнокомандования, переговоры по ВЧ, зафиксированные письменно, указания в письменном виде. Вообще в вооруженных силах все указания от батальона и выше даются исключительно в письменном виде. А вот разговоры типа "кто-то где-то сказал", воспоминания опять-таки, вот те же самые мемуары большинства советских полководцев, они не могут служить надежным источником информации. И даже вот, к большому сожалению, мемуары Георгия Жукова, что от 21 июня, что от 22 июня, они тоже содержат массу неточностей, и я бы не стал их использовать в качестве надежного источника информации. Мы вправе самим себе задать несколько вопросов, и, собственно говоря, вполне возможно, что со временем все-таки толкование этому какое-то будет дано. Почему? Потому что этот вопрос, он будет всегда возникать: почему же все-таки так началось и почему же все-таки имело столь трагические последствия? Тот же самый знаменитый писатель и поэт Константин Симонов о Великой Отечественной войне сказал так, ну и в целом об этой войне: "она такой вдавила след и стольких наземь положила, что 20 лет и 30 лет живым не верится, что живы". Вот, собственно говоря, каков был трагизм событий тех дней. И вот давайте просто порассуждаем о том, как оно все-таки было на самом деле...

Слушайте в аудиофайле!