"Роснефть" хочет вывести свои иностранные дочерние структуры из-под действия антиофшорного законопроекта, который готовит Минфин. Обложение налогом прибыли иностранных дочерних структур ухудшит условия инвестиций в зарубежные проекты. Должны ли нефтяные компании "выпасть" из борьбы государства с офшорами?

Этот и другие вопросы Владимир Аверин обсудил со слушателями радио "Вести ФМ" и экспертами.

Эксперты-участники программы:

- Михаил Леонтьев, вице-президент и пресс-секретарь компании "Роснефть";
- Сергей Хестанов, управляющий директор группы компаний "АЛОР".

Аверин: Сегодня довольно много средств массовой информации откликнулись на тему, которую я предлагаю вам сейчас обсудить. Вот заголовок с сайта NEWSru.com: "Роснефть просит исключить её из антиофшорного закона". И дальше идёт ссылка на "Коммерсантъ". Поэтому давайте всё-таки обратимся к первоисточнику. "Роснефть пытается добиться вывода всей российской нефтегазовой отрасли из-под действия антиофшорного законопроекта Минфина. Министерство хочет облагать налогом прибыль иностранных дочерних структур российских компаний, но в "Роснефти" опасаются, что это ухудшит условия инвестиций в зарубежные проекты". Это начало статьи в "Коммерсанте". Если вы читали, то понимаете, о чём идёт речь. Если вы в принципе следите за тем, как государство планомерно наступает на офшорные зоны, на зарубежные активы наших компаний, вы понимаете, о чём идёт речь.

Если вы помните, задачу деофшоризации российской экономики поставил президент Владимир Путин в рамках Послания к Федеральному Собранию. Законопроект о том, чтобы облагать прибыль контролируемых иностранных компаний, уже готовит Минфин как раз во исполнение поручений президента. Если говорить об ущербе, который наносит офшорная система Российской Федерации, то, например, советник президента господин Глазьев оценивает финансовые потери примерно в 1 триллион рублей, а собственно фискальные потери (то есть потери, которые как раз от налогообложения прибыли) - в 35-40 миллиардов долларов. По идее, они должны попасть в наш бюджет, но...

Но при этом, действительно, есть нефтегазовый сектор. Например, в Российском союзе промышленников и предпринимателей считают, что не только он, а ещё и горно-металлургические компании, а также финансовые компании, а также фрахтовые компании, которые не могут существовать без представительства за рубежом, и та прибыль, которая там накапливается, - это необходимое условие, чтобы компании могли вести там полноценную деятельность. Например, компания столкнётся с дополнительной налоговой нагрузкой при реализации капиталоёмких проектов, говорит источник газеты "Коммерсантъ", оценивая предложения "Роснефти", которая хочет избежать ситуации, когда в рамках зарубежного проекта нераспределённая прибыль накапливается для реинвестирования, для погашения долгов, для участия в тендерах. А её, понимаешь, собираются обложить налогом по российскому закону. И возмущение компании, если верить газете "Коммерсантъ", конечно же, понятно.

ИЗ ПРОГРАММЫ

Михаил Леонтьев:

"Роснефть" не добивалась никаких эксклюзивов для себя".

"Цель деофшоризации - борьба с офшорами, а не с российскими компаниями".

"Не надо антиофшорным законодательством решать проблему потепления".

Сергей Хестанов:

"Деофшоризацию проводить нужно, но очень плавно".

"Ставки кредитования на Западе в разы ниже, чем в России".

"Желание крупного бизнеса получить преференции вполне логично".

Полностью слушайте в аудиоверсии.