программа: Отражения
21:00, 28 мая 2014

Максим Кононенко: променять Гавайи на конспиративную квартиру мог только Сноуден

В гостях у программы "Отражения" - Максим Кононенко. С ним говорим не только об Украине, но также об Эдварде Сноудене, запрете на курение в общественных местах, а также о - как это сейчас называют журналисты - крепостном праве в Белоруссии. Неужели возвращается?

ТАКЖЕ В ПРОГРАММЕ:

В Славянске артиллерия украинских военных вновь обстреливала жилой сектор. Снаряды попали даже в детский сад и школу. Осколки попали в актовый зал, где в тот момент школьники репетировали "последний звонок". Среди мирного населения города есть раненые, в том числе 4-хлетний ребенок. Точное количество уточняется. Один из снарядов упал на территории рынка...

А еще один разорвался рядом с автомобилем съемочной группой Сергея Арсеничева, специального корреспондента ВГТРК... Сейчас обстрел Славянска продолжается, мирные жители укрываются в подвалах. На связи со студией - Сергей Арсеничев.

А теперь к Донецку. Центр противостояния в городе - это аэропорт. Он весь день переходил из рук в руки. Кроме того, сегодня в городе прошел митинг шахтеров. Они скандировали лозунги против карательной операции. О том, что сейчас происходит в городе, рассказывает специальный корреспондент Азамат Салихов.

Десятки человек погибли в Донецке с начала этой недели. Причем, многие из них - мирные жители. Однако киевские власти заявляют, что в ходе военных действий обстрел ведется только по позициям ополчения. Факты этому противоречат, а киевские власти искажают информацию об обстрелах жилых районов. С таким заявлением выступил глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

Кроме того, судя по заявлениям российского МИДа, украинские власти создают трудности для поставок на юго-восток гуманитарной помощи. Власти в Киеве это, разумеется, опровергают. Подробнее - собкор на Украине Владимир Синельников.

В студии радио "Вести ФМ" - Ольга Подолян и Сергей Корнеевский.

Корнеевский: Как и обещали, Максим Кононенко пришел, а у нас куча вопросов. И начнем, конечно, с Украины. После выборов обострилась ситуация на юго-востоке. Я так понимаю, победу Порошенко в первом туре выборов в Киеве восприняли как карт-бланш, вы как считаете?

Кононенко: Надо понимать, кто проводит силовую операцию. Ее проводит нынешняя украинская власть. Сколько она просуществует после того, как Порошенко станет президентом, никто не знает.

Подолян: Никто даже не знает, сколько просуществует сам Порошенко.

Корнеевский: Об этом мы еще поговорим.

Кононенко: В принципе, логично. Сейчас спалить весь оставшийся ресурс на это совершенно непопулярное дело. Авакову терять нечего, видимо, он все равно будет отправлен в отставку, потому что какой он министр внутренних дел? Он никакого отношения к внутренним делам не имеет. Поэтому, я думаю, что там какой-то существует внутренний консенсус на эту тему: сейчас мы все это спалим, потом Порошенко инаугурируется и говорит: "Это не я, это до меня".

Подолян: Вы думаете, он сам продолжать это не будет?

Кононенко: Это зависит от того, как получится, какова будет ситуация. Разумеется, что военного лишения быть не может, чем больше будет продолжаться военная операция, тем больше будет недовольных, потому что пули попадают не только в ополченцев, они попадают еще в простых людей. Донецк - большой город, это не деревня. Каждый человек, который там живет, имеет много знакомых, все это будет разрастаться совершенно экспоненциально. Странно это не понимать.

Корнеевский: Максим, как вы считаете, вот эта мысль, которую я слышал уже от многих, что сейчас за вчерашний день, кажется, 100 человек погибли в Донецке...

Кононенко: Нельзя верить вообще никаким цифрам. Апофеозом современных украинских СМИ и их сообщений может служить сегодняшний заголовок, нет, вчерашний еще заголовок в "Украинской правде" - "Террористы расстреляли руководителей отдела милиции Горловки. Возможно, они еще живы". Верить нельзя никому, как говорил Мюллер. И сейчас, конечно, какие там цифры не называются, но я предпочитаю верить только фотографиям и именам.

Корнеевский: Но я не об этом даже хотел вас спросить, а вот о чем: есть такое мнение, что они одного ополченца убили, а на его место встанет еще больше, то есть это будет разрастаться. Пусть даже, как вы говорите, все шишки упадут на нынешнюю киевскую власть. Порошенко он же все равно не сможет выйти сухим из воды, и ему придется с этим жить. А вот как?

Кононенко: Всегда нужна какая-то платформа для переговоров. К переговорам должны быть готовы обе стороны конфликта. Обе стороны конфликта будут готовы к переговорам тогда, когда они уже поймут, что дальше так нельзя. Пока такого понимания, насколько я понимаю, нет ни у одной из сторон. Ополченцы вообще не собираются там разговаривать. Киев готов разговаривать, как обычно, с теми, кто ни в кого не стрелял, то есть произносятся какие-то слова, но никакой платформы для переговоров нет. Поэтому все это будет продолжаться до тех пор, пока она не появится.

Полностью слушайте в аудиоверсии.