Три богатыря и три мушкетёра. Москва и Париж. Как складывались отношения России и Франции в разные эпохи? И что нас ждёт дальше? Обсудим сегодня в программе "Субъектив". 

Гость: Евгений Кочанов, журналист-международник.

Ведущие - Пётр Фёдоров, Ольга Бадьева.

КОЧАНОВ: Я бы не стал преувеличивать значение санкций и контрсанкций для экономики Франции или экономики Германии.

ФЁДОРОВ: А я их и не преувеличиваю. Даже цифры не называл.

КОЧАНОВ: В Германии это, в общем, практически незаметно, судя по моему достаточно долгому пребыванию в этой стране. И развитие нашего сельского хозяйства… У меня есть сомнения в одном: отмена экспорта, каких-то вкусных продуктов, скажем, и воспроизводство их в России – это чуть разные вещи.

БАДЬЕВА: Вот Александр спрашивает: "Разве первым царём Руси считается не Иван IV Грозный?" И из Ростова нам пишут, что "ещё в школе ведь нас учили, что вроде как первым царём себя объявил всё-таки Иван Грозный".

ФЁДОРОВ: Наши слушатели совершенно правы, но есть некоторая дельта между тем, что объявил о себе московский владыка, назвавший себя, совершенно справедливо, русским царём, и тем, что признала Европа. Мне доводилось в годы перестройки и гласности, в 90-е годы, может быть чуть попозже, где-то в 93 году – это уже не перестройка и гласность, это уже новое время – покупать для дочери энциклопедии на CD-ROM. И вот одна историческая энциклопедия американского производства начинала российскую историю… Вообще в хронологической таблице линия России начиналась с Екатерины II. Поэтому…

БАДЬЕВА: А что было до?

ФЁДОРОВ: Вообще ничего не было. Вообще не было ни-че-го! Поэтому то, что есть на самом деле, и то, как нас воспринимают, это, конечно, огромная разница.

Вот передо мной лежит книга, которая была издана в 1898 году сразу после первого визита в Россию президента Франции, вообще президента Франции, Феликса Фора, когда между Россией и Францией возобновлялось сотрудничество, когда в Россию стали приходить огромные французские кредиты для развития российской экономики, промышленности, и они сыграли действительно большую роль. Потом это вылилось в Антанту, в совместную борьбу на одной стороне во время великой войны. И - масса ошибок. Допустим, из этой книги можно сделать вывод, что французские историки, писавшие эту книгу, считали, что малороссы и украинцы – это разные народы. Вообще, в войне 1812 года не упоминается Кутузов, а в качестве главнокомандующего российскими войсками называется Суворов, к тому времени покойный.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Также в программе: Россия и Германия.