Как международная коалиция будет решать сирийскую проблему? Каковы итоги саммита G20? Об этом Анна Шафран говорит в эфире "Вестей ФМ" с с главой Департамента информации МИД России Марией Захаровой.

Шафран: Мы все привыкли, что "кровавый Мордор" - это Кремль и все, что с этим связано, но тут есть луч света в темном царстве, Мария Захарова была названа недавно репортерами немецкого издания Stern привлекательной вывеской Кремля. Мария, ну хоть благодаря вам как-то мы красивее стали и приятнее, и краше для западных коллег.

Захарова: Вы, Анна, не перевирайте, пожалуйста, они меня назвали не так. Там было жестче. Там было по-немецки жестко.

Шафран: Я хотела опустить немного, но давайте уж, народ должен знать своих героев: "сексуальная, умная, исключительно уверенная в себе блондинка". На самом деле шовинистически звучит, но будем воспринимать как комплимент, потому что все равно не отнять. Действительно, мы гордимся Марией Захаровой - привлекательной вывеской Кремля. По крайней мере, в русском переводе, немецкого лично я не знаю, честно сказать, оригинал не видела.

Захарова: На самом деле, меня больше всего в этом позабавило, а может быть, даже и опечалило то, то для европейцев вот эти характеристики в отношении женщины становятся чем-то экстраординарным. Вот это, конечно, удивительно.

Шафран: В общем, да. И на самом деле печально. Я когда ехала на программу, рефлексировала на этот счет. Что-то такое случилось. На самом деле, с одной стороны, женщины в политику идут и достаточно успешно и много мы видим на текущий момент на мировой политической арене особ женского пола, но так, чтобы совсем симпатию вызывать, с этим проблемки там. Ну, у нас ситуация другая, как я уже сказала. Так, к делу, друзья. Сегодня министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что теракт над Синаем равнозначен нападении на Российскую Федерацию, и в связи с этим у нас есть право на самооборону. Это одна новость прошла. Дальше, вслед за этим прошла другая новость, которая звучит таким образом: В Госдуму внесен закон о праве не выполнять решения международных судов. Но это, очевидно, после дела, связанного с ЮКОСом. И, на первый взгляд, казалось бы, новости, которые не имеют друг к другу никакого отношения, по крайней мере связаны достаточно отдаленно друг с другом. Хотя в смысловом, мне кажется, их вполне можно друг с другом сопоставить. Я к чему? К тому, что достаточно все определенно звучит и четко, и внятно, и понятно. В связи с этим какой мы делаем вывод? Ощущение возникает, что закончили мы конфетно-букетный период, и теперь уже предлагаем: либо жениться, либо давайте по-другому решать. Вот, действительно, ситуация таким образом разворачивается на текущий момент? Мы вступаем в такой период, когда, конечно, ведем дипломатические переговоры, действительно готовы слушать наших коллег, готовы внимать их аргументам, но на этом фоне уже сами определились, что будем решительно действовать вне всяких сомнений, продвигать свою генеральную линию не взирая ни на что и ни на кого.

Захарова: В общем-то, мы это и делали на протяжении всего этого времени - продвигали свою линию.

 

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.