Выйти из сумрака: как жители Крыма справляются с энергоблокадой? Когда на полуостров вернётся электричество? Об этом Анна Шафран поговорила с писателем Сергеем Шаргуновым.

Шафран: Крым, Донбасс, Украина. Всё это - твоя тема в последние годы (уже даже можно говорить) и месяцы. Энергоблокада Крыма – это та тема, вокруг которой продолжают развиваться события. Вот, на днях поступили очередные новости, достаточно, на мой взгляд, противоречивые. С одной стороны, странное заявление сделал министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин. Что он сказал. Сказал, что "подключение хотя бы одной из четырёх линий электропередач в Крыму позволит не доводить ситуацию на полуострове до геноцида". И всё. Далее как бы не расшифровывается.

Шаргунов: Ключевое слово "геноцид", кстати говоря.

Шафран: Вот.

Шаргунов: Можно сказать, такая оговорка по Фрейду.

Шафран: Слишком как-то гуманистически прозвучало его заявление, и уж совсем странно слышать именно такие термины…

Шаргунов: Гуманистически или наоборот, потому что де-факто таким образом человек признаёт, что вырубание этих самых ЛЭП ведёт к гуманитарной катастрофе, а он это вообще называет геноцидом. Ведь важно подчеркнуть, что украинские власти, по сути, не воспрепятствовали обесточиванию полуострова, и украинские крымско-татарские националисты гордо осуществили эту диверсию. В этой связи также вспоминается и то, что сам по себе Крым оказался блокирован в плане доставки туда товаров. Поначалу украинские власти вяло пытались с этим не соглашаться, а теперь, подхлёстываемые маргиналами, радикалами, солидаризировались и тоже ввели торгово-экономическую блокаду полуострова, плюс вдобавок ещё и установив морскую блокаду. Поэтому слова о геноциде я воспринимаю, действительно, как очень важную оговорку. Да, хотели бы уморить крымчан, вот такое отмщение готовили бы им нынешние киевские власти. Но здесь важно подумать о нас самих, как мы можем и должны защищать своих соотечественников – жителей Крыма.

Шафран: Об этом мы обязательно сегодня с тобой поговорим. Я почему зацепилась именно за это слово – геноцид. Мы, обсуждая эту тему уже определённое количество времени, до сих пор до этого слова почему-то не дошли. Хотя я неоднократно уже высказывала мысль о том, что достаточно странная ситуация, в общем-то. Обрубить электричество двум миллионам человек – это прямое нарушение чего угодно: и прав и свобод человека, и всевозможных, уверена, международных конвенций. Если бы та же самая ситуация случилась бы с какой-нибудь из европейских стран, это был бы мирового масштаба скандал, абсолютно однозначно.  

Шаргунов: Разумеется.

Шафран: Произошло это с Крымом, и никто практически не заметил. Всё в порядке, всё прекрасно. А между тем то самое…

Шаргунов: И надо подчеркнуть, что из-за диверсии оказались обесточены роддома и больницы, и реанимационные центры.

Шафран: То есть это прямая угроза безопасности жизни.

Шаргунов: Новорожденные, люди, за чью жизнь борются, то есть те, кого готовили к операции или кто в этот момент мог быть оперируем, они все оказались, без исключения, под одинаковым ударом.

Полностью слушайте в аудиоверсии.