Разговор с премьером: что удалось сделать за год российскому правительству? Встречу Дмитрия Медведева с журналистами в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Анна Шафран и депутат Госдумы Ольга Баталина.

Шафран: Разговор с Дмитрием Медведевым продлился час сорок. В рамках беседы ответил он на вопросы об экономической ситуации в стране, о санкциях, социальной поддержке населения, борьбе с коррупцией, а также об отношениях России и США. Наверное, мы с вами сегодня эти вещи обсудим так или иначе. Главное, что отметил премьер, мы сохранили макроэкономическую стабильность, выполняем все социальные обязательства, которые принимали на себя. Текущий показатель инфляции Медведев назвал гипернизким, может быть, даже самым за всю историю новейшей России. Отметил, что внешнее давление побудило к тому, чтобы активнее заниматься изменением структуры экономики. Вот это очень интересное утверждение, получается, что если бы не внешнее давление, активизация вряд ли наступила бы, это так следует понимать?

Баталина: То, что темпы изменения структуры экономики резко выросли, это безусловно, и одновременно появились условия, при которых такие темпы стали возможными. Потому что, когда у вас наступает объективное ограничение и значимые для экономики товары, для общественного потребления товары, перестают просто поступать в страну, то, разумеется, это ускоряет темпы наращивания объемов производства аналогичных товаров внутри страны. Достигли бы мы таких результатов, если бы не было санкций? Ну, конечно, нет. Достигли бы, но не в такие сроки. Потому что разговоры о том, что структуру экономики нужно менять, что она в большей степени должна обеспечивать внутренний рынок, мы в меньшей степени должны зависеть от внешних поставок - эти разговоры ведутся не первую пятилетку точно. И в разных отраслях темпы изменений, конечно, разные: где-то они исторически идут быстрее, где-то они идут медленнее, но совершенно точно, санкции все эти процессы существенно ускорили. Пошло ли на пользу это нашей экономике? Безусловно, пошло. Она стала более самостоятельной, мы в этом смысле стали более самостоятельными, потому что нет необходимости значительную часть товаров приобретать за доллары или за другую валюту, об этом сегодня Медведев говорил, а значит, мы в меньшей степени зависим в формировании потребительского, прежде всего, рынка, а именно этот рынок определяет нашу с вами корзину продовольственную и расходы конкретной семьи на первоочередные покупки, на первоочередные услуги, без которых мы не можем обходиться. В этом смысле наши расходы в меньшей степени зависят от макроэкономических параметров и, собственно, от состояния экономики Соединенных Штатов или Европейского союза. И это позволяет нам чувствовать себя уверенней. И это влияет в том числе, и на уровень инфляции в стране.

Шафран: Выходит, что феномен "волшебного пинка" он всегда актуален в России и работает?

Баталина: Не пинка, понимаете, нам никто пинок не давал, просто были созданы иные условия, которые заставили нас действовать по-другому. Эта стратегия поведения любого человека: если в его повседневной жизни появляется какой-то набор ограничений, а он с этими ограничениями не может смириться в силу того, что они для него недопустимы с точки зрения продолжения его жизненной активности, его деятельности, конечно, он будет искать механизмы, как эти ограничения обойти, и, наверняка, выйдет на новый этап своей жизни, на новый этап своего развития. В жизни ровно так же, как в экономике.

Полностью слушайте в аудиоверсии.