Спросить напрямую: о чем россияне говорили с Владимиром Путиным? Итоги “Прямой линии” Анна Шафран подводит в эфире "Вестей ФМ" вместе с сенатором Константином Косачевым

КОСАЧЕВ: Конечно же, в первую очередь смотрел за этой конференцией с профессиональным интересом. И первый вывод, который я делаю, делаю, вы знаете, с удовольствием, а заключается он в том, что на этот раз международная тематика совершенно точно не доминировала. И почему я говорю об удовольствии, - не потому что у меня работы меньше, комментировать не приходится все подряд, нет, на мой взгляд, это косвенно, а может быть, даже прямое подтверждение того, что для людей вот то, что сейчас творится вокруг России, во всяком случае, с западной стороны  - попытки нас изолировать, санкции, выставление России в качестве исчадия ада и источника всех проблем окружающего мира, - вот для людей, судя по всему, эта тема так и не стала серьезным раздражителем. Сейчас мне, наверное, те, кто оппонирует, скажут: "Да вообще нельзя делать никакого вывода, просто Путину подбирали удобные вопросы". Это не так. Я совершенно точно знаю, как работает эта машина. Да, какие-то откровенно глупые или провокационнее вопросы, разумеется, отсекаются, но на самом деле сама подборка вопросов она репрезентативна. Вот если люди в основном спрашивают про лекарства, условно говоря, то вопрос о лекарствах обязательно прозвучит, а если только один человек спросил, ну, я не знаю, про выхухоль, то выхухоль так и останется без ответа. Вот так это работает. И поэтому сам набор вопросов он совершенно точно отражает те настроения, которые существуют в российском обществе. И то, что не было, почти не было, вопросов, связанных с тем, ну вот когда эти санкции наконец-то снимут, они нас достали, мы не можем вздохнуть, мы не можем бизнес развивать, мы не можем что-то еще – этого ведь не было. 

Я не хочу приукрашивать картину, я не хочу утверждать, что нынешняя ситуация, во многом тяжелая для людей, никак с санкциями не связана, но это означает, что ту цель, которую перед собой ставили авторы этих санкций, они не достигли. Ведь на самом деле цель, по моему глубокому убеждению, заключалась не столько в том, чтобы доставить России какие-то проблемы осязаемые - разорвать российскую экономику в клочья, это из разряда такого возмездия, наказания за неправильное поведение. Цель была на самом деле не в этом, не досадить России, цель заключалась в том, чтобы заставить Россию, принудить ее руководство поменять политику, которая вызывает несогласие того самого Запада. А для того чтобы ее поменять, нужно было лишить российскую власть поддержки со стороны общества, антагонизировать власть и общество с тем, чтобы все общество вышло на улицы с криками: "Власть, ты проводишь неправильную внешнюю политику, ее немедленно нужно менять!" И вот этого не произошло. Гражданское общество России не только не отвернулось от власти, но во многом консолидировалось вокруг власти. Мы видим цифры поддержки президента Путина. И совершенно точно в помине нет в российском обществе, во всяком случае, я не чувствую  темы, что все плохо, ай-яй-яй, нам нужно делать все, что от нас попросят, лишь бы эти санкции исчезли и мы опять зажили. И вот для меня это очень важный результат сегодняшнего выступления президента и той подборки вопросов, которые я услышал.

Полностью слушайте в аудиоверсии.