Дело ясное, что дело тёмное: на чём основываются британцы, обвиняя Россию в отравлении Скрипаля? Почему не могут предъявить ни одного доказательства? Удастся ли нам добиться открытого и честного расследования? Обсудили с советником главы Росгвардии Александром Хинштейном в программе "Принцип действия" с Анной Шафран.

Также в программе:

Пожары в Кемерове и Москве. Сколько объектов нужно проверить?

ХИНШТЕЙН: Частная структура охранная, которая находилась там, в этом ТРЦ "Зимняя вишня", она называется "Центр защиты", по закону не имела права его охранять, потому что "Зимняя вишня" – это объект массового пребывания граждан. Как мы только что с вами установили, это – любой объект, где от 50 человек находятся единовременно. Это – крупнейший торговый центр Кемерова; понятно, что там единовременно – не 50, а гораздо больше людей. Соответственно, в лицензии, которая выдается частной охранной структуре, должен быть записан такой пункт, что у них есть право на работу в объектах с повышенными требованиями террористической защищенности. На этот объект был сделан паспорт террористической защищенности, тем не менее, факт остается фактом: "Центр защиты" такой лицензии не имел. Не имел лицензии он по трем пунктам, в упомянутом договоре в "Зимней вишне".

Почему это не просто придирка бюрократическая, не просто какой-то параграф невыполненный? Потому что это – вопрос профессиональной подготовки. Если бы у частной структуры было право на подобного рода деятельность, она была бы отлицензирована, то в обязательном порядке они готовили бы профессионально частных охранников: проходили соответствующий инструктаж, их учили бы, кому как действовать в условиях чрезвычайной ситуации, как экстренно обеспечивать эвакуацию посетителей в случае пожара, как пользоваться техническими средствами обеспечения безопасности пожаротушения и оповещения. Ничего этого не было, поэтому они оказались просто не готовы.

И один из арестованных по этому уголовному делу частный охранник – кстати, ранее проверявшийся Кемеровским отделом лицензионно-разрешительной работы и показавший, к слову, не самые лучшие результаты. Так вот, этот самый сотрудник частной охранной организации не включил в надлежащий момент систему оповещения. Он пояснил, что он растерялся. Не знаю, растерялся, не растерялся, но знаю совершенно точно: сотрудники нашего кемеровского подразделения не могли не видеть этого нарушения.

То, что стало происходить с приездом туда московской проверки и с отъездом оттуда, нас окончательно укрепило в мысли о наличии между этим кемеровским подразделением лицензинно-разрешительной системы и самим ЧОПом неслужебных, скажем так, отношений. Потому что стали появляться потом срочно документы, явно сделанные задним числом, для того чтобы снять с себя ответственность. Не видеть этого они не могли, потому что в обязательном порядке любая частная охранная структура, заступая на объект, обязана в 5-дневный срок направить в лицензионный орган эту информацию. И там уже из самого текста договора и из текста их лицензии было бы видно, что они не имеют права на пультовую охрану, например, потому что пультовая охрана – это группа быстрого реагирования, а у них не было оружия.

Почему закрывали наши сотрудники на это глаза? На этот вопрос, мы рассчитываем, ответит Следственный комитет.

Полностью слушайте в аудиоверсии.