Что скрывает ложь: как реагируют обычные европейцы и американцы на "дело Скрипаля" и антироссийские заявления своих политиков? Насколько высок градус русофобии в мире? Есть ли шанс на конструктивный диалог с Западом или мы обречены на непонимание? Поговорили с депутатом Госдумы Сергеем Шаргуновым в программе "Принцип действия" с Анной Шафран.

ШАФРАН: Все то, что происходит сейчас, нами означенные тезисы не говорят ли о том, что мы ведь тоже, в общем-то, "мятущиеся дикари, наполовину – бесы, наполовину – люди". Они всеми этими эпитетами нас награждают в последнее время, разве не так?

ШАРГУНОВ: Во-первых, расхожее замечание здесь неизбежно – по поводу, собственно, того, что отсутствие доказательств становится уже теперь краеугольным камнем нового правосудия. Вот это – главная история. Потому что я не берусь выступать ни в роли Шерлока Холмса, ни в роли инспектора Лестрейда. Хотя, казалось бы, некоторые обстоятельства как раз и превращают международную общественность в этого недалекого инспектора, которому подсовывают некую улику, и он сразу же оживленно потирает руки и восклицает: "Ага, теперь я знаю, кто виновен!".

ШАФРАН: Кстати, очень хорошая аналогия, мне понравилось. Гречка тут всплывает сразу.

ШАРГУНОВ: Небезызвестное высказывание по поводу царицы доказательств, каковой являются признательные показания, можно переиначить, потому что как раз непризнание теперь – королева любых доказательств. Ага, они не признают себя виновными – значит, они точно виноваты.

ШАФРАН: Могли бы они так поступить в отношении тех же самых Штатов, Франции, Германии, Голландии? Мне кажется, что вряд ли.

ШАРГУНОВ: Я думаю, об этом нужно говорить принципиально и всерьез, что речь идет об определенной цепочке обстоятельств, и внешнеполитическое ведомство британское их выдвигало. Причем откровенные фейки легко соединяются с серьезными геополитическими предъявами, и все это разрастается в один такой букет, который преподносят нам. Отравленный букет! Потому что это копилось давно. Конечно, притча во языцех – геополитика, отношения с нашей страной, то, что происходило на протяжении многих эпох. Но если говорить о последних обстоятельствах, то здесь нет ничего удивительного, то есть Россия – крайняя, и все, что бы ни происходило, записывается в копилку наших преступлений, промахов, неудач, провинностей. И в данном случае, если бы этой истории, печальной и трагической, не было, её, увы, нужно было бы придумать.

ШАФРАН: Не поняла тебя. Это ты в их логике как бы размышляешь?

ШАРГУНОВ: Ну, просто каждый раз, шаг за шагом напрашивается еще один повод в чем-то обвинить страну, выслать дипломатов, заявить о том, что мы – исчадие зла. И если подобных поводов не возникает, то их, перефразируя Вольтера, нужно придумать.

Полностью слушайте в аудиоверсии.